русский | english
Политика конфиденциальности

Три года после "Норд-Оста"

24 октября 2005, 09:53

Вчера в Москве отмечали печальную годовщину – три года со дня освобождения театрального центра на Дубровке, захваченного террористами во время мюзикла "Норд-Ост". Это название сразу стало именем нарицательным, как позже и Беслан - своего рода олицетворение терроризма в России.Вчера в Москве отмечали печальную годовщину – три года со дня освобождения театрального центра на Дубровке, захваченного террористами во время мюзикла "Норд-Ост". Это название сразу стало именем нарицательным, как позже и Беслан - своего рода олицетворение терроризма в России.
Спустя три года следствие так и не сдвинулось с мертвой точки: все вроде бы ясно, но за решетку отправились лишь "пешки". Достать истинных главарей боевиков никакой возможности нет. А это означает, что будут новые теракты и новые жертвы.
Спустя три года после теракта известно о нем по-прежнему немного. Все непосредственные участники были убиты во время штурма, организаторы и финансисты – недоступны, а за решетку отправились "мелкие сошки" – техперсонал, который занимался арендой гаражей, покупкой машин и оружия. Пошел уже четвертый год расследования – его в очередной раз продлили: до 19 декабря 2005 года. Сказать прокуратуре в третью годовщину нечего: все те же факты, которые были озвучены спустя год после теракта. Организаторы этого и многих других, не менее жестоких терактов как бы глумятся над бессилием спецслужб, устраивая новые и новые побоища. Где их ждать в следующий раз – спецслужбы, похоже, не имеют ни малейшего представления.
Шахиды работали за идею
Теракт, потрясший весь мир, обошелся его организаторам всего в 40 тысяч долларов. Шахиды работали за идею. План захвата театра, расположенного в спальном московском районе, придумал Шамиль Басаев. Руководил захватом он дистанционно. В Москве непосредственной организацией занимались Руслан Эльмурзаев (он же Абу-Бакар) и житель Ингушетии Асланбек Хасханов.
Выделенные "на дело" 40 тысяч долларов пошли в первую очередь на аренду квартир и складов, взятки милиционерам – за фальшивую регистрацию в столице, покупку подержанных "Жигулей", а также билетов для шахидок.
Основную ставку делали на женский батальон, который возглавила 40-летняя Есира Виталиева. По заданию Басаева она занималась вербовкой девушек-смертниц, а также выезжала в Москву для подбора объекта нападения. В столицу кроме Виталиевой приезжали и другие чеченки: Луиза Бакуева, Райман Курбанова, Айман и Коку Хаджиевы искали квартиры для проживания террористов, договаривались с паспортистами о регистрации. Всего в захвате участвовало 18 шахидок, в основном 16-20 лет.
Оружие из Чечни перевозили на "КамАЗах" с арбузами и грузовиках с фруктами. С "арбузных" стоянок за МКАД оружие перегружали на легковушки и перевозили в московские гаражи на Ленинском проспекте и в Огородном проезде. Часть оружия хранили в подмосковном поселке Черное.
Кроме самодельных взрывных устройств, начиненных металлическими шариками, террористы привезли в Москву 15 автоматов, 23 пистолета, более 6 тысяч патронов, около ста самодельных гранат, 25 "поясов шахидов" и другое оружие.
За смерти невинных людей никто не заплатит
Вскоре после теракта – в декабре 2002 года – стало известно, что жертвы его не намерены удовлетвориться компенсациями властей в 50 и 100 тысяч рублей. Многие из них решили обратиться в суд с исками о возмещении вреда к правительству Москвы. "Норд-остовцев" объединил адвокат Игорь Трунов, который затем в течение нескольких лет успешно проигрывал их дела в Тверском суде столицы. Со скрипом соглашаясь на копеечные компенсации за потерю кормильца – от 246 рублей до 8360 рублей в месяц, – суд категорически отказал в удовлетворении исков о моральном ущербе. А они порой достигали нескольких миллионов долларов. "За моральный вред должны платить причинители вреда – террористы", – такова позиция Тверского суда, которую позже утвердил и Мосгорсуд. Сейчас почти все дела о возмещении морального ущерба "норд-остовцам" находятся в Европейском суде по правам человека в Страсбурге.
Адвокат Трунов же, не сумев победить российскую судебную систему, решил оспорить саму букву закона. В жалобе, которую Конституционный суд должен рассмотреть в ноябре этого года, он просит признать статью 17 закона "О борьбе с терроризмом" не соответствующей ряду статей Конституции РФ. "Она предполагает выплату только материального ущерба, тогда как 80% истцов требуют назначить им компенсацию морального вреда", - пояснил он "Газете". Кроме того, адвокат просит Конституционный суд обязать Госдуму внести в Гражданский кодекс дополнения по вопросам регулирования возмещения ущерба, причиненного гибелью несовершеннолетнего.
Но маловероятно, что КС пойдет на это – с каждым годом жертв терактов в России становится, к горькому сожалению, все больше. Бюджет не выдержит многомиллионных компенсаций для каждого из них.
"Норд-Ост" в цифрах и фактах
23 октября 2002 года в театральном центре на Дубровке были захвачены 912 человек.
5 расстреляли боевики. 125 "погибли в результате действий террористов и впоследствии скончались в больнице" - такой отчет о смертях дает прокуратура. Среди них 17 сотрудников труппы, включая двоих детей.
В захвате принимали участие 40 террористов под руководством Мовсара Бараева и Абу-Бакара. Все они убиты.
Семьям погибших и пострадавшим были выплачены компенсации - по 110 и 60 тысяч рублей соответственно. Правительство Москвы компенсировало расходы семей на похороны в размере 14 тысяч рублей.
К правительству Москвы предъявили 61 иск о возмещении морального вреда на сумму более 60 миллионов рублей. Все они отклонены Тверским судом столицы и Мосгорсудом. В Европейском суде по правам человека в Страсбурге уже находятся 55 исков "норд-остовцев". В Басманный суд обратились 4 иностранца за возмещением ущерба на общую сумму в 9,5 миллиона долларов. Им также было отказано.
Тверской суд частично удовлетворил 42 иска о возмещении материального вреда жертвам "Норд-Оста". Первым аналогичное решение принял Кузьминский суд по жалобе вдовы погибшего музыканта Тимура Хазиева. Размеры компенсаций составляют от 246 до 8360 рублей в месяц.
За штурм "Норд-Оста" вручено 57 наград. Героями России стали пять человек, ордена Мужества получили двое. 50 человек - члены правительства Москвы и депутаты Мосгордумы - отмечены памятными знаками "Норд-Ост". Ущерб, причиненный театральному центру, оценен в 60 миллионов 719 тысяч рублей. Его возмещали всем миром: федеральный бюджет выделил 13 миллионов рублей, Минкультуры РФ - 3 миллиона рублей, правительство Москвы - около 100 миллионов рублей, РСПП - 10 миллионов рублей, частные жертвователи - еще несколько миллионов.
"Норд-Ост" восстановили спустя 3,5 месяца. В мае 2003 года, сыграв 411 представлений, мюзикл прекратил свое существование: москвичи боялись ходить на него.
Жертвы "Норд-Оста" объединились в одноименную общественную организацию. Они проводят независимое расследование и пытаются добиться компенсаций от правительства Москвы.
За захват "Норд-Оста" осуждены 5 чеченцев – Заурбек Талхигов, Алихан и Ахъяд Межиевы, Аслан Мурдалов и Ханпаша Собралиев, получившие от 8,5 до 22 лет тюрьмы, и 1 милиционер – майор паспортного стола ОВД "Нижегородский" Игорь Алямкин, оформивший регистрацию террористке. Еще один террорист – Асланбек Хасханов – признан судом невменяемым и отправлен на принудительное лечение. Ни один из чеченцев не был в театральном центре и не имел отношения к непосредственному руководству, организации или финансированию теракта.
Мюзиклы в Москве все еще популярны.
Маргарита Кондратьева, Коммерсантъ
Получить код страницы Версия для печати