русский | english
Как можно помочь Фонду?

Опросник психологического и социального сопротивления

25 марта 2009, 10:04

Материал Дэвида Денборо, опубликованный в книге “Коллективная нарративная практики” (Collective Narrative Practice, 2008, Dulwich Centre Publications)

В ситуациях войн и вооруженных конфликтов, а также стихийных бедствий и антропогенных катастроф мы в последние годы часто сталкиваемся с широким распространением опросников, направленных на диагностику так называемого “посттравматического стрессового расстройства”. Эти средства психологического измерения направлены на то, чтобы выяснить, в какой степени представлены у человека те или иные симптомы: насколько они интенсивны и как часто встречаются. Важно, что такой инструментарий есть: он помогает оценить, какая именно помощь (в частности, медикаментозное лечение) может помочь человеку.

Но есть проблема. Она состоит в том, что эти опросники акцентируют только один аспект опыта человека - историю страдания. Они способствуют тому, чтобы человек в первую очередь воспринимал себя как “травмированного” и “пострадавшего”. Признание страдания важно. Но не менее важно и признание способности людей преодолевать последствия травмирующих событий - признание истории выживания.

Я очень отчетливо осознал это, когда побывал в 2006 году в Ливане спустя неделю после окончания бомбардировок.

Вместе с ливанскими коллегами мы составили черновой вариант “Опросника психологического и социального сопротивления”. Его можно использовать наряду с традиционными опросниками, измеряющими ПТСР, а можно использовать и отдельно. Этот опросник не завершен, он открыт для модификации и дополнений в соответствии с культурным и ситуативным контекстом. Я очень надеюсь, что этот опросник никогда не станет стандартизированным.

Вопросы о социальном и психологическом сопротивлении

(работа с теми, кто находился в зоне военных действий, в частности, с мирными жителями под артобстрелом)

Во время обстрела:
* (Как) вы стремились защитить себя, физически и эмоционально?
* (Как) вы защищали других и заботились о них?
* Кто-нибудь заботился о вас? (Каким образом?)
* (Как) вы заботились о себе сами?
* Вы делали что-нибудь для того, чтобы сохранить достоинство и гордость? (Что именно?)
* Что-либо помогало вам сохранить надежду? (Что именно?)
* Поддерживал ли вас духовный и религиозный опыт (какой?), были ли для вас опорой ваши верования и убеждения (какие)?
* (Как) в этой ситуации проявились ваши храбрость и мужество?
* (Каким образом) вы ободряли и воодушевляли других?
* (Каким образом) вы сохраняли контакт с другими людьми?
* (Каким образом) вы сохраняли контакт с тем, что для вас важно и драгоценно в жизни?

(Из этих вопросов можно сделать опросник с вариантами ответов «очень слабо/мало», «слабо/мало», «умеренно», «сильно/часто» и «очень сильно/часто», - и ставить в нем галочки на случай, если человеку тяжело сразу давать развернутое описание. Опросник с галочками остается в качестве внешнего психологического орудия для выстраивания разговора впоследствии, когда к вопросам прибавится то, что сейчас в скобках. Баллы ответам не приписываются, никаких количественных норм реакции нет и не может быть.)

После обстрела:
* Каким образом вы заботились о других, утешали их?
* Вы принимали заботу о вас других людей? Кто и как заботился о вас?
* Пытались ли вы найти среди развалин что-то дорогое для вас? Что вы для этого предпринимали?
* Планировали ли вы отстроить то, что было разрушено? Какие шаги вы обдумывали?
* Разговаривали ли вы с другими, слушали ли вы их таким образом, что во время и после чувствовали себя ближе к ним и вместе сильнее?
* Проявляли ли вы гордость и достоинство? Были ли вы свидетелем тому, как кто-то другой проявлял гордость и достоинство?
* Удавалось ли вам радоваться простым мелочам?
* Удавалось ли вам находить опору в чувстве юмора, в иронии, в смехе?
* Удавалось ли вам почувствовать единство с другими людьми в песне, музыке, молитве, искусстве?
* Предпринимали ли вы какие-то шаги, индивидуально или вместе с другими людьми, чтобы быть в согласии с тем, что для вас дорого и важно в жизни?

Память о погибших:
* Что вы делали для того, чтобы почтить погибших?
* Как вы объединялись в этом с другими людьми?
* Рассказывали ли вы истории о погибших?
* Участвовали ли в религиозных или духовных практиках, чтобы почтить погибших?
* Оплакивали ли погибших?
* Участвовали ли в ритуалах, церемониях?
* Складывали ли стихи и песни в память о погибших?

Этот опросник - не “диагностическое средство”, а, скорее, схема полуструктурированного интервью для сбора насыщенных описаний историй о выживании и преодолении тяжелых последствий травмирующего опыта. Он достаточно прост в использовании, что важно, так как в экстремальных ситуациях войн, стихийных бедствий и пр., как правило, профессионалов не хватает, и помощь оказывают люди без специальной подготовки - отзывчивые, добрые, заботливые, терпеливые. Мы очень надеемся, что этот “опросник” окажется для них полезным и поддержит их в их начинаниях.

Те, кто расспрашивает выживших, могут руководствоваться следующими принципами:

1. Собирать истории о том, как люди проявляли социальное и психологическое сопротивление (ответы на вопросы «что», «где», «когда», «каким образом» и «ради чего»). (Если человек (или группа) называет какой-то способ выживания, не упомянутый в опроснике, смело создавайте новую категорию ответов.)

2. Расспрашивать об истории возникновения и развития этих знаний и умений, поддерживающих жизнь (для поддержания преемственности предпочитаемой жизненной истории человека как субъекта собственной жизни).

3. Записывать истории в деталях – насыщенные описания историй одного человека могут помочь другим.

4. Организовывать контакт и отношения взаимной поддержки между разными сообществами

Получить код страницы Версия для печати