русский | english
Политика конфиденциальности

Отклик на историю пострадавшего: работа с «внешними свидетелями»

17 августа 2007, 09:33

Текст подготовлен Д.А.Кутузовой.
При подготовке текста использованы материалы, предоставленные Майклом Уайтом (при поддержке и с разрешения автора)
 
Когда пострадавшие в первый раз приходят к нам, у них, как правило, имеется только очень «тонкое», бедное описание того, как они вели себя в ответ на травму, что помогло им выжить и не потерять себя. Необходимо создать условия для того, чтобы то, что для человека важно в жизни, получило признание. Наиболее мощные практики признания подразумевают участие аудитории, слушателей. Этих специально подобранных слушателей называют «внешними свидетелями».
Иногда внешними свидетелями становятся люди, знакомые рассказчику (друзья, родственники, сотрудники помогающих организаций). Иногда это приглашенные волонтеры из тех, кто в свое время сталкивался с подобными проблемами. Иногда внешние свидетели набираются из круга знакомых и родственников интервьюера или из группы профессионалов, проходящих обучение работе с данной проблематикой.
Задача «внешних свидетелей» - давать отклик, основанный на «резонансе», созвучии опыта. Когда мы слушаем истории других людей, они всегда так или иначе затрагивают нас. Нас привлекают определенные аспекты этих историй, и это не случайно. У нас возникают образы, и эти образы посредством резонанса «запускают волны» по нашим воспоминаниям о прошлом и представлениям о будущем, «вытаскивая на поверхность» созвучные воспоминания и мечты.
 
Работа с внешними свидетелями, или «церемония переопределения идентичности», всегда состоит как минимум из трех этапов:
1. Интервьюирование рассказчика из позиции «слушания с обеих сторон» («рассказ»)
2. Интервьюирование внешних свидетелей по четырем категориям вопросов («пересказ рассказа»)
3. Интервьюирование рассказчика по четырем категориям вопросов («пересказ пересказа»)
 
Переходы между этапами чётки и достаточно формальны; если кто-то из участников сбивается на что-то иное помимо четырех категорий отклика, интервьюер задает вопрос, чтобы вернуть человека к заданному формату работы, потому что в ином случае не происходит оживления и восстановления позитивного самоощущения, чувства «себя» у рассказчика.
Внешние свидетели не должны проявлять эмпатию, давать советы, выражать свое мнение, выносить суждения, указывать на сильные стороны и ресурсы, хвалить или осуществлять терапевтическое вмешательство. Для того, чтобы внешние свидетели давали правильный отклик, интервьюер занимает достаточно директивную позицию, не пускает разговор на самотек.
Во время того, как интервьюер расспрашивает внешних свидетелей, рассказчик сидит в сторонке. Очень важно, чтобы он при этом не вовлекался в разговор. В позиции слушателя человеку удается услышать больше, чем когда он участвует в диалоге. Внешние свидетели уважительно говорят о рассказчике в третьем лице, не оборачиваясь к нему. Такого рода коммуникацию рассказчик не может отбросить или опротестовать сразу, он может принять ее к сведению и дальше решить, что с этим делать.
 
         Четыре категории вопросов к «внешним свидетелям»:
-         Особенности выражения
-         Образ/метафора идентичности рассказчика
-         Иллюстрация отклика (резонанс опыта)
-         Трансформация, личное продвижение свидетеля
 
1. Особенности выражения:
-         Какие слова и выражения в рассказе привлекли ваше внимание?
-         Что из того, что вы услышали, заставило вас задуматься?
-         Что позволило вам лучше понять этого человека?
 
2. Образ/метафора идентичности рассказчика:
-         Что привлекшие ваше внимание слова и выражения сказали вам о рассказчике как человеке?
-         Как изменилось ваше восприятие этого человека?
-         Что, как вам кажется, для этого человека важно в жизни, что он готов отстаивать?
-         Во что этот человек верит, о чем мечтает, каковы могут быть его цели в жизни?
 
3. Резонанс
Расскажите какой-нибудь случай из вашей жизни, который проиллюстрировал бы, почему именно эти слова и выражения рассказчика привлекли ваше внимание, почему у вас возникли именно такие образы и метафоры.
 
Когда внешние свидетели рассказывают случаи из своей жизни, рассказчику становится понятно, что их интерес к его жизни не является «чисто академическим» или «абстрактным», но очень личным. Это подтверждает подлинность интереса.
 
4. Катарсис
- Расскажите, что вы извлекли для себя из истории рассказчика, к чему она вас побуждает?
- Возможно, у вас возникло какое-то новое понимание, или что-то уже известное вышло на первый план?
- Возможно, вы стали более настроены на определенные поступки?
- Что вы извлекли для себя из истории рассказчика?
 
Когда чужие истории вызывают отклик, резонанс в наших собственных, это неизбежно затрагивает и меняет нас, мы что-то для себя из этого извлекаем. У нас возникают новые впечатления, новое понимание, большая готовность к определенным поступкам или отношениям с другими людьми. У нас может восстановиться контакт с тем, что для нас важно, или появиться идея о том, как решать текущие проблемы.
Когда внешние свидетели рассказывают о том, что они извлекли для себя из истории рассказчика, на что она их сподвигает, рассказчик получает подтверждение того, что его история действительно затронула жизнь других людей, дала им что-то важное и ценное. Рассказчик получает признание того, что он своей историей внес важный вклад в жизнь других. Это наиболее мощная практика признания, обладающая также потенциалом исцеления.
В более распространенных направлениях психотерапии понятие «катарсиса» связывается с представлением о том, что страдание и боль накапливаются в человеке, как пар в паровом двигателе, и грозят разорвать его, если не будут выпущены наружу. Исцеление, соответственно, это выпускание наружу сильных чувств, вызванных травмой. Нарративные практики не разделяют подобного представления.
Главным значением понятия «катарсис» для древних греков было «изменение» или «перемещение». Тот, кто пришел на представление трагедии и испытал там катарсис, становится в чем-то другим человеком, не может больше жить так, как прежде. Он начинает по-новому рассматривать свою жизнь, прошлое, будущее и настоящее. Именно такого понимания катарсиса придерживаются нарративные практики.
 
Слышать, как твоя история повлияла на других людей, - значит, получить возможность
-         понять, что мир (в лице других людей) не безразличен к твоему существованию;
-         понять, что ты таки можешь внести позитивный вклад в жизнь других людей, как бы плохо ты себя ни чувствовал;
-         понять, что, несмотря на то, что другие люди своими поступками в чем-то определили твою жизнь, ты можешь в чем-то важном определять свою жизнь самостоятельно;
-         уважать себя, верить в себя, восстановить позитивное самоощущение.
 
После интервьюирования внешних свидетелей интервьюер обращается к рассказчику с просьбой дать отклик согласно тем же четырем категориям вопросов: «что привлекло ваше внимание? Что вы поняли о себе, как эти слова и выражения повлияли на то, как вы видите себя, то, что для вас важно в жизни? Какие случаи и истории из вашей жизни вам вспоминаются? Что изменилось для вас, когда вы выслушали отклик свидетелей, возможно, появилось какое-то новое понимание?»
 
У людей, переживших серьезные или многочисленные травматические события, часто есть сильное чувство, что миру совершенно наплевать на их существование. Более того, они чувствуют, что не в силах никоим образом повлиять на окружающий мир. Результатом этого является чувство пустоты и бессмысленности собственной жизни, «паралича действия», ощущение, что жизнь замерла, застыла, оцепенела. В преодолении этого может помочь так называемое «длящееся осуществление катарсиса». «Длящееся осуществление катарсиса» - это инициативы, которые предпринимают внешние свидетели по окончании сессии для того, чтобы дать рассказчику знать, что изменилось в их жизни после того, как они попытались реализовать новое видение, новое понимание, возникшее у них после знакомства с историей рассказчика.
Понимание, что его история чем-то помогла другим людям, оживляет для человека надежду на то, что все, что он претерпел, было не зря, и превращает эту надежду в уверенность. Пострадавшим от насилия и жестокого обращения людям очень важно знать, что их опыт преодоления последствий пыток, травм и пр. меняет мир к лучшему, что они могут помочь другим, оказавшимся в сходной ситуации, как-то облегчить их страдания, побудить кого-то выступить против несправедливости, произвола и жестокости.
 
Если измерять полезность встречи с внешними свидетелями в «хороших индивидуальных психотерапевтических сессиях», то эта полезность всегда оценивается очень высоко. Внешние свидетели могут совершить нечто, что недоступно психологу/психотерапевту в одиночку; но без направляющих вопросов психолога им это не под силу.
 
Получить код страницы Версия для печати