НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН, РАСПРОСТРАНЕН И (ИЛИ) НАПРАВЛЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ФОНД «ОБЩЕСТВЕННЫЙ ВЕРДИКТ» ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ФОНД «ОБЩЕСТВЕННЫЙ ВЕРДИКТ»

publicverdicti
24/10/2022 14:00

img

19 октября 2022 президент России издал указ № 757, который установил разные режимы «реагирования». Режим «среднего уровня реагирования» вводится на территории Краснодарского края, Белгородской, Брянской, Воронежской, Курской, Ростовской областей, Крыма и Севастополя , на территории Центрального и Южного федеральных округов (кроме оговоренных выше регионов) режим «повышенной готовности». 

 

Откуда взялись эти режимы, есть ли у них правовое «происхождение» и что все это может означать на практике — темы, которые мы обсудили с экспертами.

Мы спросили экспертов, что можно ожидать от введения режимов разного уровня готовности, какие из конституционных прав могут быть ограничены в первую очередь в регионах, где введен режим “среднего реагирования”? Могут ли ограничить доступ адвокатов в приграничные регионы? И сравнима ли нынешняя ситуация с какими-либо подобным событиями в истории страны?

 

Дмитрий Гурин, Юрист EPLN и ЦЗПЧ «Мемориал»

– Ближайшая сопоставимая ситуация – военный конфликт в Чечне. По конкретным ограничениям в то время — это немотивированные обыски, досмотры, задержания.

По тому, что сейчас возможно на основании путинских указов, вопрос открытый и спекулятивный.

Формулировки максимально широкие, не говоря уже о том, что эти «режимы реагирования» не урегулированы в законодательстве.

Вкратце, возможно все что угодно, что укладывается в «усиление охраны» и «удовлетворение нужд Вооруженных сил РФ. В первый раз «режимы реагирования» были сформулированы как раз в этих президентских указах. Но, по сути, они представляют собой сборную солянку из разных мер, прописанных в федеральном законе «О военном положении».

 

Яков Ионцев, юрист фонда «Общественный вердикт»

Указ вводит меры по ограничению, но объем ограничений различен, наиболее широко и подробно они прописаны в пункте 3 для «прифронтовых» регионов. Эти ограничения предусмотрены ст. 7 закона «О военном положении» и даже изложены в пункте 3 указа дословно и в том же порядке, что и в законе [1]. В регионах среднего уровня реагирования список ограничений чуть меньше, но они также сходятся со статьей 7 закона «О военном положении».

Понятие «режима повышенной готовности» в законе «О военном положении» отсутствует. Но оно содержится в законе «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» [2]. Тогда можно было бы предположить, что и ограничения вводятся на основании закона «О защите населения…». Но это не так. В Указе стоит отсылка к целям обороны [3], сами ограничения предусмотрены именно законом «О военном положении» [4] и не предусмотрены законом «О защите населения…». Сам порядок введения этих ограничений – указом президента – соответствует ограничениям, вводимым в порядке закона «О военном положении» [5], в то время как в соответствии с законом «О защите…» такие полномочия на федеральном или межрегиональном уровне предоставлены правительству или специально уполномоченному должностному лицу (п. 10 ст. 1.4).

Указ оперирует понятиями, которые вроде бы отсылают к другому документу, который бы эти понятия как-то расшифровывал – но такого документа не существует. Учитывая, что нашим законодательством не предусмотрено и понятие частичной мобилизации, то квази-юридические новеллы возникают не впервые.

На мой взгляд, ограничения для Краснодарского края, Белгородской, Брянской, Воронежской, Курской, Ростовской областей, а также Крыма и Севастополя – введены незаконно.

Такие ограничения могут быть введены в рамках закона «О военном положении» (ст. 7) только на тех территориях, где объявлено военное положение (ст. 5).

Неясно, зачем потребовалось вводить ограничения на территориях, где военное положение не введено, в нарушение закона. Президент России был вправе ввести военное положение и в этих регионах, что позволило бы ввести все те же ограничения, но уже законно.

 

Ирина Бирюкова, адвокат фонда «Общественный вердикт»

- Чего ожидать адвокатам, у которых есть судебные процессы в регионах со средним уровнем реагирования? Могут ли ограничить доступ к режимным объектам (колониям, сизо) защитникам и родственникам заключенных?

– Я думаю, адвокаты (а также участники судебных процессов, родственники, едущие на свидания в колонии, СИЗО) смогут въезжать в регионы (на судебные заседания, посещение колоний и СИЗО), в которых объявлен режим «среднего уровня реагирования». Указаний о запрете или ограничении свиданий в режимных учреждениях пока не было. Не думаю, что, например, местным адвокатам могут ограничить посещение режимных объектов. Решение об ограничении посещений тюрем и СИЗО, посылок и т.д. принимается региональным УФСИН. Поэтому сейчас каждый раз нужно проверять сайты региональных УФСИН.

Яков Ионцев, юрист фонда «Общественный вердикт»

Родственники и адвокаты, проживающие в других регионах, должны сохранить возможность посещать исправительные учреждения, СИЗО и суды. Но есть исключение: в соответствии с подпунктом «г» пункта 3 указа может быть ограничен въезд в регион или в конкретный район.

Нельзя исключать, что фактически такие ограничения будут введены, но по крайней мере в президентском указе они не прописаны и из него прямо не следуют.  


 

[1] Подпункты «а» - «е» ч. 3 указа соответствуют пунктам 1-4, 11, 14 ч. 2 ст. 7 ФКЗ «О военном положении».  

[2] См. напр. ст. 10 ФЗ «О защите населения…» - «Правительство Российской Федерации… …принимает решение о введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации…».  

[3] См. пп. «г» п. 3 – «введение контроля за работой объектов, использование их работы для нужд обороны»)  

[4] А именно п.п. 1, 2, 11 ст. 7 ФКЗ «О военном положении».  

[5] См. ч. 2 ст. 7 ФКЗ «О военном положении».  

актуальное по теме
подписаться на рассылку