Плесень скрыла следы пыток

kassandrai
23/01/2022 17:07

С заявлением об искоренении пыток в ИК-1 Ярославля выступил член Совета по правам человека при президенте РФ А. Бабушкин

img

С заявлением об искоренении пыток в ИК-1 Ярославля выступил член Совета по правам человека при президенте РФ Андрей Бабушкин. В интервью агентству Интерфакс он рассказал о том, что избиений и пыток в печально известной исправительной колонии «скорее всего не происходит». Бабушкин, как можно заключить из сообщения Интерфакса, обнаружил лишь плесень и отсутствие ремонта в колонии и СИЗО №1 Ярославля.

«Следов того, что кого-то сейчас там избивают и пытают, как это было три года назад, я не обнаружил. Скорее всего, этого не происходит», — Андрей Бабушкин, член Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека.

Новость на Интерфаксе с комментарием Бабушкина вышла под громким заголовком «Правозащитники не нашли следов пыток в ярославской колонии». По иронии судьбы, это произошло в тот же день, когда юрист фонда «Общественный вердикт» Яков Ионцев выиграл дело о незаконном водворении заключенного ИК-1 в помещение камерного типа (ПКТ) на полгода за вымышленную провинность.

Как отмечает адвокат «Общественного вердикта» Ирина Бирюкова, работающая уже несколько лет в Ярославле по делам о нарушении прав заключенных, жалобы потерпевших продолжают поступать. Пока на месте работает правозащитный адвокат, об избиениях действительно не сообщается, однако жалобы о том, что в колониях постоянно практикуется бесконтрольное и произвольное водворение в штрафные изоляторы (ШИЗО) и ПКТ за мелкие, а часто и вовсе надуманные нарушения, не прекращаются. Особенно вопиюще факты, когда заключенных наказывают в отместку за то, что они подали жалобу или воспользовались своим правом на юридическую помощь. А это, помимо самого факта незаконного и произвольного внутритюремного наказания, с учетом условий содержания в камерах ШИЗО и ПКТ, является если не пыткой, то жестоким обращением. В целом, содержание в запираемых помещениях без какой-либо внекамерной активности, без контактов с семьей, в строгой изоляции, нередко — в одиночном заключении — запрещено как бесчеловечная практика.

Из информации, которую приводит Интерфакс, ничего не говорится о диалоге «проверяющих» с самими заключенными и их родственниками. Хотя по общему правилу, такие проверки включают встречи с заключенными, их родственниками, а также со следователями, надзирающими прокурорами и адвокатами, защищающими права заключенных. Оценив ремонт и грибковые наслоения, Андрей Бабушкин призвал к контролю со стороны правозащитников (который, надо сказать, и не прекращается — о чем мы постоянно рассказываем в своих пабликах), а также уполномоченного по правам человека и ОНК.

К сожалению, новость информационного агентства и комментарий Андрея Бабушкина дают ложное восприятие того, что пытки сводятся лишь к случаям избиений, в то время как это намного более широкая и глубокая проблема. И избиения в ней — лишь жестокая и очевидная часть.

Подробнее о том, как работает «Общественный вердикт», чьи права защищает, наша позиция по поводу принудительного включения в реестр «иностранных агентов»

актуальное по теме
подписаться на рассылку