НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН, РАСПРОСТРАНЕН И (ИЛИ) НАПРАВЛЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ФОНД «ОБЩЕСТВЕННЫЙ ВЕРДИКТ» ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ФОНД «ОБЩЕСТВЕННЫЙ ВЕРДИКТ»

publicverdicti
08/11/2022 09:30

Комментарий экспертов фонда к докладу Минюста по мониторингу правоприменения

img

Министерство юстиции РФ выпустило свой ежегодный доклад о результатах мониторинга правоприменения в Российской Федерации. Это доклад за 2021 год. В приложении 1 (страница 26) к Докладу Минюст представил перечень постановлений ЕСПЧ, в связи с которыми необходимо внести изменения в законодательство Российской Федерации. Следует отметить, что говоря об исполнении постановлений ЕСПЧ, Минюст не прошел мимо денонсации Конвенции Россией и отметил, что Россия не будет исполнять постановления ЕСПЧ, принятые после 16 марта 2022 года (позиция Фонда относительно исполнения постановлений ЕСПЧ после 16.03.2022 тут и тут.

 

Но, и это важно, Минюст продолжает считать, что постановления ЕСПЧ, принятые до 16.03.2022 года, подлежат исполнению. О чем в докладе написано следующее:  

В соответствии с Указом № 657 Минюстом России во взаимодействии с компетентными органами осуществляется мониторинг правоприменения в целях выполнения постановлений Европейского Суда по правам человека (далее — Европейский Суд), в связи с которыми необходимо принятие (издание), изменение или признание утратившими силу (отмена) законодательных и иных нормативных правовых актов Российской Федерации. <…>

Результаты мониторинга правоприменения в Российской Федерации в целях выполнения постановлений Европейского Суда, в связи с которыми необходимо принятие (издание), изменение или признание утратившими силу (отмена) законодательных и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, отражены в приложении № 1.

Этот перечень, изложенный в Приложении 1, представляет собой группы дел, исполнение которых не признано Минюстом оконченным.

Группы дел, которые Минюст поставил в «лист исполнения», не охватывает всех дел, которые стоят на усиленном контроле. Последний — процедура Комитета министров Совета Европы, который контролирует исполнение постановлений ЕСПЧ. В докладе представлены категории дел об экстрадиции (группа дел Гарабанов и другие против России и пр.), о процедуре обжалования решений прокуратуры об экстрадиции (Ефимова против России), о правах и свободах людей, страдающих психическими расстройствами, и недееспособных (Ракевич против России, Штукатуров против России и пр.), о незаконном лишении свободы в делах об административном выдворении и депортации (группа дел Ким против России и пр.), о содержании подозреваемых и обвиняемых в металлических клетках в зале судебных заседаний (Свинаренко и др. против России и пр.), о бремени доказывания в делах об административном правонарушении (Карелин и другие против России), об условиях транспортировки заключенных (Гулиев против России, Томов и другие против России), об одиночных пикетах (Лашманкин и другие против России), об условиях содержания пожизненно заключенных (группа дел Н.Т. и другие против России), об условиях содержания заключенных (Ананьев и другие против России), о постоянном видеонаблюдении за заключенными (Горлов и другие против России).

Заметим, что из этого перечня можно сделать вывод, что тематике прав заключенных декларируется приоритетное внимание.

Но в шорт-листе Минюста отсутствуют группы дел, полноценное исполнение которых привело бы к значительному продвижению к реальной защите от пыток и жестокого обращения и искоренению безнаказанности.

Это прежде всего, группа дел «Михеев против России» (пытки в полиции и нерасследование), а также группа дел «Дедов против России», включая дело «Бунтов против России» (пытки в колониях и нерасследование).

В докладе Минюст рассказывает о законопроектах, которые находятся на стадии рассмотрения в Госдуме, а также о тех, которые находятся на стадии разработки. Многие законопроекты застряли на этом этапе уже 5-8 лет. Например, для исполнения постановления от 28 октября 2003 г. по группе дел «Ракевич против России», 7 июня 2016 г. Государственной Думой был принят в первом чтении проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях повышения гарантий реализации прав и свобод недееспособных и не полностью дееспособных граждан» № 879343-6. Последний раз этот проект был вынесен на рассмотрение 13 октября 2021 года. При этом самое первое дело — Ракевич — говорит о значимой гарантии для тех, кто был помещен в психиатрический стационар недобровольно и не ограничен в дееспособности. Такие пациенты должны иметь доступ к судебному контролю, независимый от администрации больницы, за своей недобровольной госпитализацией. Но в течение всего периода с момента принятия постановления «Ракевич против России» ничего не было сделано для реального доступа недобровольных пациентов психиатрических клиник к судебному контролю. Без малого — 20 лет.

Для исполнения постановления по делу «Свинаренко и Сляднев против России» (запрет металлических клеток в зале судебных заседаний) в первом чтении в Госдуме находится законопроект о «О внесении изменения в статью 9 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» № 587542-7, которым предусмотрен полный запрет помещать подозреваемых, обвиняемых или подсудимых в металлические клетки. Минюст считает, что этот законопроект полностью соответствует положениям Конвенции и практике Европейского Суда. Но, как представляется, этого недостаточно. Смысл постановления «Свинаренко против России» не в том, чтобы убрать клетки, а в том, что содержание в клетках унижает человеческое достоинство. Решение, которое в некоторых российских судах нашли, — заменить клетки на аквариумы, внутрь которых заводят подсудимых. Иногда — по 18 человек. И аквариум, оставаясь стеклянным ящиком, а не клеткой, тем не менее, становится ненадлежащим средством. Находиться в душном, битком набитом аквариуме несколько часов — само по себе жестокое обращение. О чем уже высказался тот же Европейский Суд (см. постановление «Мария Алехина и другие против России». Кроме того, подсудимые должны иметь возможность общаться с адвокатом, делать записи, знакомиться с материалами дела и пр.. Блокирование подсудимых в аквариумах фактически полностью исключает это.

При этом практика показывает, что до обеспечения на практике запрета ненадлежащего обращения с заключенными еще далеко — недавно в «Самарском деле» в отношении потерпевших (которые одновременно осуждены по другому уголовному делу) использовались кандалы, их продолжают содержать в клетках. Получается, что искоренения аквариумов и клеток не достаточно для того, чтобы считать, что право подсудимых на человеческое достоинство не нарушается.

В рамках исполнения пилотных постановлений об условиях транспортировки или этапирования также разработан ряд ведомственных нормативно-правовых актов с грифом ДСП. Минюст отмечает, что созданные механизмы требуют доработки, а некоторые документы содержат положения, противоречащие международным стандартам и практике Европейского Суда. Кроме того, в законодательстве не определен орган, уполномоченный на издание ведомственных нормативных правовых актов, регламентирующих вопросы перевозки. Практика показывает, что переполненность при перевозке и другие проблемы транспортировки остаются. Очень свежи воспоминания по забитым задержанными автозакам, изоляции людей без воды, туалета и еды в этих автозаках на ночь, и многое другое с протестов 2021 года.

В части защиты прав пожизненно заключенных Минюст, с учетом позиции ЕСПЧ, также считает, что нужно довносить изменения в законодательные акты, так как уже внесенных изменений недостаточно для исполнения постановления ЕСПЧ по делу «Н.Т. и другие против России».

В целом, Минюст, оценивая исполнение, перечисляет поправки или проекты законов, но не анализирует эти нормотворческие усилия, ограничиваясь простой констатацией.

Минюст никак не комментирует законодательные инициативы и принятые Конституционным судом РФ постановления об одиночных пикетах. Здесь Минюст отмечает, что меры для исполнения постановления «Лашманкин и другие против России», а также других постановлений об одиночных пикетах, приняты. Но никак не комментирует качество и эффективность принятых мер.

~~~  

Автор: Ани Агагюлян, фонд «Общественный вердикт» 

Редактор: Асмик Новикова, фонд «Общественный вердикт»

 

актуальное по теме
подписаться на рассылку