Дело Константина Подъяпольского

Administratori
06/06/2010 14:53

21 декабря 2009 года Константин Подъяпольский, вместе со своей супругой Ольгой Мазур приехал к зданию Государственной Думы РФ, где обманутые дольщики Подмосковья проводили акцию протеста. Ольга Мазур была приглашена участниками акции в качестве оператора, Константин - в качестве ее помощника. Почти сразу после начала съемки акции к Ольге Мазур подошел мужчина в гражданской одежде, который начал препятствовать съемке. На них набросились несколько мужчин в гражданской одежде, которые повалили Подъяпольского на землю, избили, надели наручники и потащили в сторону служебного входа. Мазур также была закована в наручники и задержана. Через некоторое время, после настоятельных просьб Мазур, приехала бригада скорой помощи и Подъяпольского и Мазур доставили в НИИ им. Склифосовского. В больнице у Константина были зафиксированы сотрясение головного мозга, ушибы мягких тканей головы, правого бедра, области груди, перелом девятого ребра слева. У Ольги был зафиксирован перелом ключицы.

img

21 декабря 2009 года Константин Подъяпольский, ведущий конструктор ООО «БАЗИЛАЙТ», вместе со своей супругой Ольгой Мазур приехал к зданию Государственной Думы РФ, где обманутые дольщики Подмосковья проводили акцию протеста. Ольга Мазур была приглашена участниками акции в качестве оператора, Константин - в качестве ее помощника. Съемка производилась на любительскую видеокамеру, принадлежащую Подъяпольскому и его жене. Дольщики пристегнули себя к ограждению, расположенному около главного входа в здание Думы, чтобы выразить свой протест незаконным действиям власти.

Почти сразу после начала съемки акции к Ольге Мазур подошел мужчина в гражданской одежде, который начал препятствовать съемке. Константин Подъяпольский подошел к нему и попросил предъявить документы и объяснить свои действия, но мужчина представиться отказался и продолжал мешать снимать. Тогда Мазур и Подъяпольский переместились к служебному входу в здание, и Мазур возобновила съемку. Практически сразу на них набросились несколько мужчин в гражданской одежде, которые повалили Подъяпольского на землю, избили, надели наручники и потащили в сторону служебного входа. Мазур также была закована в наручники и задержана. Супругов приволокли в некое служебное помещение и бросили на кучу мусора.

Несколько минут спустя Подъяпольский почувствовал боль в сердце и просил дать воды и вызвать скорую помощь. Сотрудники Думы в штатском бросили им пластиковую бутылку, в которой находилось немного воды. Так как бутылка была закрыта, а руки у задержанных были скованы наручниками, открыть ее они не могли. Спустя некоторое время пришел какой-то мужчина, который представился врачом. Послушав через одежду сердце жены, которая также жаловалась на боли в этой области, он сказал, что с задержанными все в порядке. Через некоторое время, после настоятельных просьб Мазур, приехала бригада скорой помощи и Подъяпольского и Мазур доставили в НИИ им. Склифосовского. В больнице у Константина были зафиксированы сотрясение головного мозга, ушибы мягких тканей головы, правого бедра, области груди, перелом девятого ребра слева. В период с 21 декабря 2009 года по 12 января 2010 года он находился на амбулаторном лечении. У Ольги был зафиксирован перелом ключицы.

Подъяпольским и Мазур были поданы заявления о преступлении в СУ СК при Прокуратуре РФ по г. Москве, которые впоследствии были направлены в Следственный отдел военной прокуратуры. 18 февраля 2010 года следователем военной прокуратуры было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Желаемый результат

Добиться объективной и всесторонней проверки в отношении сотрудников ФСО, незаконно применивших в отношении Подъяпольского К.А. и его супруги Мазур О.У. физическую силу 21.12.2009 года у здания ГД ФС РФ в Москве и привлечения виновных должностных лиц к ответственности.

Работа по делу

По результатам проверки, проведенной военно-следственным управление СКП по г. Москве 18.02.2010 года было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении восьми сотрудников в/ч 38984 признаков состава преступления, предусмотренного ст. 186 ч.3 п. «а» УК РФ в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

Указанный вывод сделан, в основном, по результатам просмотра видеозаписи с камер внутреннего и наружного наблюдения, а также на основании объяснений Мазур и Подъяпольского, сотрудников в/ч, но каких именно не указано и некоего свидетеля Шарафудинова.

Подъяпольский и Мазур с принятым решением не согласились и решили обжаловать указанное постановление. Для подготовки обоснованной и мотивированной жалобы они обратились в военно-следственное управление с заявлением об ознакомлении с материалами проверки.

Их ознакомили с материалами проверки за исключением видеоматериалов. В ознакомлении с видеоматериалами им было отказано в связи с тем, что указанные материалы содержат сведения, составляющие Государственную тайну, а соответствующего допуска у них нет.

Отказ в предоставлении видеозаписей для ознакомления был обжалован Подъяпольским и Мазур в порядке ст. 125 УПК РФ в Московский гарнизонный военный суд. В жалобе указывалось, что поскольку следователем вывод о правомерности действий сотрудников в/ч 38984 сделан в основном по результатам просмотра указанного выше видоематериала, то заявителям необходимо ознакомиться с ними, чтобы подготовить мотивированную жалобу со ссылкой на соответствующие видеозаписи. Кроме того, в сообщении о преступлении, на основании которого и проводилась данная проверка, заявителями указывалось, что неправомерные действия в отношении них сотрудниками ФСО совершались не только на улице, около здания ГД, но и внутри здания, во внутреннем дворе здания. При этом в постановлении этим действиям оценка вообще не дана.

Относительно отсутствия у заявителей допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, Подъяполський и Мазур указали, что Конституцией РФ за ними закреплено право на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими их права и свободы, если иное не предусмотрено законом (в данном случае Законом РФ «О государственной тайне» от 21 июля 1993 года). Учитывая это, заявители указали, что исходя из конституционных положений, определяя средства и способы защиты государственной тайны необходимо использовать те, которые в конкретной правоприменительной ситуации исключают возможность несоразмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина. В рамках уголовного судопроизводства это может быть предупреждение участников процесса (в данном случае проверки) о неразглашении государственной тайны, ставшей им известной в связи с проведением проверки по заявлению о преступлении.

По результатам рассмотрения жалобы 20 апреля 2010 года Московским гарнизонным военным судом в удовлетворении жалобы отказано.

актуальное по теме
подписаться на рассылку