«Будем надеяться, что через полгода Михаила выпишут», президент НПА Юрий Савенко о приговоре Михаилу Косенко

Administratori
11/10/2013 16:18

Фонд «Общественный вердикт», защищающий Михаила Косенко, поговорил с руководителем Независимой психиатрической ассоциации России Юрием Савенко о деле Михаила Косенко, о принудительном лечении, о том, что такое психиатрический стационар. Независимые психиатры по инициативе правозащитников проанализировали результаты экспертизы, которую проводили Косенко специалисты института им Сербского. Именно на основании этого документа Михаила направили на принудительное лечение.

img

Юрий Сергеевич Савенко российский психиатр, президент Независимой психиатрической ассоциации России, кандидат медицинских наук, главный редактор и один из постоянных авторов Независимого психиатрического журнала. Член комиссии по разработке закона о психиатрической помощи (1991-1992). С 2000 г. член Экспертного Совета при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации, член редакционного совета Московского психотерапевтического журнала.

Фонд «Общественный вердикт», защищающий Михаила Косенко, поговорил с руководителем Независимой психиатрической ассоциации России Юрием Савенко о деле Михаила Косенко, о принудительном лечении, о том, что такое психиатрический стационар. Независимые психиатры по инициативе правозащитников проанализировали результаты экспертизы, которую проводили Косенко специалисты института им Сербского. Именно на основании этого документа Михаила направили на принудительное лечение.

- Юрий Сергеевич, на днях Замоскворецкий суд на основании судебно-психиатрической экспертизы специалистов Института им. Сербского отправил политзаключенного Михаила Косенко на бессрочное принудительное лечение в психиатрический стационар. Прокомментируйте, пожалуйста, это решение суда. Что такое «бессрочное лечение»?

Говорить о «бессрочном лечении» не вполне верно, такого понятия нет в нашей психиатрической практике. Возмутителен тот факт, что Михаила Косенко направили на принудительное лечение в стационаре общего типа, когда имелась возможность принудительного амбулаторного лечения. Повышается риск того, что к моменту врачебной комиссии его состояние может ухудшиться в связи с тяжелыми условиями. Для человека, который аккуратно и добровольно лечился амбулаторно в течение двенадцати лет - такое решение - дикость.

Это случай воскрешения старой советской практики, расправы над политическими оппонентами.
- Что такое стационар общего типа? Сколько времени Михаил может в нем находится. Есть ли вероятность того, что Косенко освободят в скором времени?

Для принудительного лечения существуют стационары общего типа и специализированные, в том числе с интенсивным наблюдением. Они отличаются разными условиями содержания, наличием специальной охраны. Стационар общего типа приближается к обычной психиатрической больнице, однако человек не может покинуть его без решения суда. Каждые полгода проводятся врачебные комиссии, которые при улучшении состояния ходатайствуют перед судом о выписке. Будем надеяться, что через полгода Михаила выпишут.

- Вы по просьбе «Общественного вердикта», который защищает Косенко, делали заключение на экспертизу психиатров. Что вы можете сказать о результатах и выводах исследования, которые вы анализировали?

Следует сказать, что в экспертизе, проведенной Центром им. Сербского, очень много грубых нарушений. В первую очередь это изменение диагноза по результатам менее чем часовой беседы с пациентом. В определении психиатрического диагноза очень важным пунктом является тип течения болезни. Именно психиатрический диспансер, где наблюдался Косенко, и только он, мог удостоверить или опровергнуть вялотекущий тип болезни, а не эта фактически «псевдо экспертиза», составители которой не постеснялись совершенно произвольно изменить диагноз и тип течения болезни. Абсолютно неверно назвать Косенко «опасным для общества», в то время, когда он никогда не проявлял агрессивности, что отражено во всей медицинской документации.

Также эксперты Центра Сербского написали, что Косенко страдает апато-абулическим дефектом (т.е. пассивен, безволен), а также расплывчатым, нецеленаправленным мышлением. Но на суде Косенко вел себя очень активно, а его речь в суде, а также последнее слово, которое было опубликовано в «Новой газете» - прекрасное подтверждение отсутствия нарушений мышления. 

Эксперты постоянно вводили суд в заблуждение, используя тот факт, что в диспансере, где наблюдался Косенко, его диагноз именовался - вялотекущая-неврозоподобная шизофрения. В международной классификации, которая принята и в России, это заболевание давно именуется иначе и выведено в другую категорию болезней.
Мы обязательно будем разбирать этот случай в профессиональном сообществе, уже не стесненные рамками судебного заседания.

- Юрий Сергеевич, куда могут отправить Михаила, где территориально находятся такие учреждения?

Принудительное лечение москвичей осуществляется в 5-й городской психиатрической больнице (Психиатрическая больница № 5 расположена на юге Московской области в 50 километрах от Москвы в селе Троицкое Чеховского района. Коечный фонд составляет 2010 психиатрических коек. Из них: 1960 коек для принудительного лечения, в т.ч. специализированного типа - 1540 коек - примечание «Общественного вердикта»). 

- Имеется ли у общества ресурс для контроля в таких учреждениях? Смогут ли родственники или знакомые посещать Косенко?

Да, в стационаре предусмотрена система свиданий, и конечно, родственникам можно посещать пациента. Но вот уже двадцать лет не исполняется ст. 38 Закона “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании”, которая служит гарантией для защиты прав пациентов. (ч. 1 ст. 38 Закона устанавливает, что «государством создается независимая от органов здравоохранения служба защиты прав пациентов, находящихся в психиатрических стационарах» - прим. Фонда) Люди лишены как вневедомственного государственного, так и общественного контроля.

- Юрий Сергеевич, согласно заключению, подготовленному год назад институтом Сербского, диагноз Михаила Косенко был изменен уже на этапе предварительного и судебного следствия. Михаил был переведен из камеры СИЗО в стационар, где находился более полугода, ему было изменено лечение. Насколько за этот период могло измениться состояние Косенко?

В отношении лечения можно сказать следующее. В течение двенадцати лет лечение было легким. Михаил получал самый легкий нейролептик и антидепрессант, а в СИЗО ему не назначали ни одного антипсихотического препарата. Это также является подтверждением неадекватности выставленного экспертами диагноза.

Беседовал Илья Шатин

 

актуальное по теме
подписаться на рассылку