русский | english
Как можно помочь Фонду?

Прокурор просит приговорить экс-начальника уголовного розыска Черкесска к 13 годам колонии строгого режима

11 июня 2013, 17:23

Черкесск (Карачаево-Черкесская республика). В Черкесском городском суде прошли прения сторон по делу капитана полиции Руслана Рахаева, экс-начальника уголовного розыска города Черкесска. Гособвинение просит суд признать Рахаева виновным и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 13 лет с отбыванием в колонии строгого режима. Прокурор в своей речи полностью воспроизвел обвинительное заключение, не дав никакой оценки тому, что происходило в рамках судебного следствия. Рахаева обвиняют в превышении должностных полномочий (пп. «а», «в», ч.3, ст. 286 УК РФ) и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть задержанного (ч.4 ст. 111 УК РФ). Защита Рахаева и правозащитники настаивают на том, что Рахаев стал жертвой оговора, не совершал инкриминируемого преступления, а смерть задержанного наступила в результате незаконных действий подчиненных полицейского. Следующее заседание состоится 24 июня. Интересы Руслана Рахаева при поддержке Фонда «Общественный вердикт» представляет адвокат Евгений Кузюр.

На предыдущем заседании был допрошен сам Рахаев, который заявил, что о задержании Дахира Джанкезова, который впоследствии скончался, он ничего не знал, его подчиненные не поставили руководителя в курс операции, а оперативное дело вообще не было заведено. Шестеро сотрудников полиции, напротив, утверждают, что операцией по задержанию руководил Рахаев, согласно их показаниям, именно Рахаев в своем кабинете избил задержанного, чтобы получить показания. По версии полицейских, утром 7 октября, возвращаясь из мирового суда в отделение, оперативники по телефону доложили Рахаеву, что задержанный будет доставлен в ИВС, но тот приказал доставить Джанкезова к нему в кабинет, чтобы «расколоть».

Суд удовлетворил ходатайство адвоката «Общественного вердикта» о приобщении к материалам дела детализации телефонных переговоров Рахаева и оперативников, задержавших Джанкезова. Детализация телефонных переговоров полностью опровергает версию оперативников и версию обвинения. Получения данных биллинга сотовой связи защита Рахаева добивалась десять месяцев.

В своих показаниях бывший начальник уголовного розыска рассказал, что звонил оперативникам за несколько часов до произошедшего, интересуясь отсутствием полицейских на утренней планерке. Биллинг телефонных переговоров подтверждает версию капитана о том, что в этот момент оперативники находились в опорном пункте полиции и позже с Рахаевым не связывались. Рахаев отмечает, что у оперативников Тамова и Байкулова, задержавших Джанкезова, ранее были проблемы с дисциплиной. Байкулов в частности в одном из разговоров с Рахаевым признал, что бьет задержанных и применяет недозволенные методы дознания. Оперативник заявил, что «тут все так работают». После этой беседы Рахаев потребовал от Байкулова, написать рапорт об увольнении.

Напомним, что 7 октября 2011 года в районе 12 часов 15 минут, когда Рахаев находился в своем кабинете, четверо его подчиненных оперативных сотрудников, а также двое участковых уполномоченных полиции привели ранее задержанного ими Дахира Джанкезова, 1964 г.р. Из материалов дела следует, что Джанкезов был задержан вечером 6 октября. В 23:50 он был доставлен для медосвидетельствования в ПНД. Врачи видимых повреждений не зафиксировали. Затем задержанного отвезли в опорный пункт полиции.

Утром Джанкезова привезли в УВД по Черкесску. Согласно записи видеокамер Джанкезов передвигался с трудом, постоянно искал опору, держался руками за грудь. На его лице была видна кровь и большая гематома у левого глаза. Согласно записи оперативного дежурного, произведенной, в 10 часов 50 минут у Джанкезова обнаружена «запекшаяся кровь на губах, лицо красное, левое ухо в засохшей крови, под левым глазом гематома». Джанкезова умыли и отвели в мировой суд для привлечения к административной ответственности.

В кабинет начальника уголовного розыска Рахаева задержанного доставили только после 12 часов дня. Видя, что у задержанного опухшее красное лицо, заторможенная речь и постоянная жажда, а на теле видны гематомы, Рахаев решил, что у того похмелье и дал ему попить. На вопрос Рахаева откуда у задержанного синяки оперативники ответили, что Джанкезов подрался с собутыльником. В 12.45 Рахаеву позвонили, и тот ушел из кабинета, оперативники же увели задержанного.

Рахаев на суде рассказал, что позднее, когда он уже собирался уходить из здания МВД, на лестнице он увидел одного из оперативников, который был крайне взволнован и «весь белый». При этом полицейский торопился закрыть свой кабинет. Когда Рахаев поинтересовался, что случилось, оперативник ответил, что задержанный потерял сознание. Рахаев потребовал открыть кабинет, зашел в помещение и стал проверять пульс у задержанного. Рахаев понял, что Джанкезов скончался. В тот же день по факту смерти Джанкезова было возбуждено уголовное дело. Оперативники, которые производили задержание Джанкезова, а затем 10 часов держали гражданина в опорном пункте полиции, сообщили следователям, что задержанного избивал Рахаев.

 

Получить код страницы Версия для печати