русский | english
Как можно помочь Фонду?

На суде по делу Руслана Рахаева гособвинение отказалось от 12 свидетелей

26 ноября 2015, 09:52

В пятницу 27 ноября в 10.00 в Черкесском городском суде продолжится допрос свидетелей по делу бывшего начальника уголовного розыска Черкесска Руслана Рахаева. Бывшего полицейского обвиняют в том, что якобы в результате его действий скончался задержанный Дахир Джанкезов. Основными свидетелями обвинения выступают шестеро полицейских, которые задерживали гражданина, ночь держали в опорном пункте, а наутро избитого привезли в здание городской полиции, где задержанный скончался. После того, как полицейские дали показания на Рахаева, он был «назначен» виновным. Черкесский городской суд приговорил Рахаева к 13 годам колонии строгого режима. Защитники осужденного добились отмены приговора в Верховном суде КЧР. Дело было направлено на новое расследование. Отсидев два года в СИЗО, Рахаев вышел на свободу. Сейчас его судят заново. Интересы бывшего полицейского представляет адвокат «Общественного вердикта» Евгений Кузюр.

На заседании 20 ноября Руслан Рахаев заявил ходатайство о том, что гособвинение нарушило его права. Речь идет о праве на гласность и открытость судебного процесса. Рахаев напомнил, как на судебном заседании 16 июня 2015 года судья Рустам Атаев, по ходатайству гособвинения, запретил присутствующим журналистам и представителям общественности в открытом судебном заседании делать письменные записи. Запрет распространялся на всех лиц, в том числе и на присутствующих представителей общественности: представителя Уполномоченного по правам человека в КЧР и сотрудника «Общественного вердикта». Им было запрещено пользоваться блокнотом и ручкой и делать какие-либо записи о ходе судебного следствия.

6 ноября гособвинение снова попыталось закрыть процесс. Прокурор просил «отобрать у всех участников уголовного процесса - защиты, потерпевших и их представителя, представителя фонда «Общественный вердикт» и представителя Уполномоченного по правам человека в КЧР расписки о запрете разглашения информации с судебных заседаний. В случае отсутствия на это законных оснований продолжить рассмотрение уголовного дела в отношении Рахаева в закрытом судебном заседании». Рахаев подчеркнул, что такое ходатайство гособвинения является грубым нарушением Конституции: «Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом». «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом». Рахаев ходатайствовал о направлении частного определения прокурору КЧР с целью проведения проверки действий гособвинителя. Судья в удовлетворении ходатайства отказал.

На суде был допрошен полковник в отставке Альберт Лобжанидзе, бывший руководитель ОВД Черкесска. Лобжанидзе заявил, что не является очевидцем преступления, известная ему информация получена им от сотрудников полиции и следователей, имена которых он не помнит, в связи с чем к показаниям, данным им в свое время следствию, ему добавить нечего. О смерти Джанкезова Лобжанидзе узнал дома в обеденный перерыв от оперативного дежурного. По его словам, вернувшись в отдел, он вместе со следственной группой поднялся на третий этаж и в одном из кабинетов увидел мужчину, который лежал «то ли на полу, то ли на топчане». Впоследствии он узнал, что смерть наступила от болевого шока. На вопросы гособвинителя, отчего у задержанного случился болевой шок, кто мог применить к нему физическую силу, Лобжанидзе ответил, что не знает и что после произошедшего его отстранили от должности. На протяжении допроса гособвинитель задавал вопросы, на которые свидетель отвечал, что не помнит. В какой-то момент после многократно повторенного обвинителем вопроса, свидетель воскликнул: «Вы долго еще меня пытать будете? Я уже много раз сказал, что не помню!» Несколько вопросов были сняты судьей после протеста адвоката Кузюра.

Далее был допрошен оперуполномоченный Заур Узденов, который работал оперуполномоченным отделения краж ОВД Черкесска. Очевидцем произошедшего свидетель не был, так как накануне преступления он отпросился на празднование собственной свадьбы. По словам свидетеля, о трагедии он узнал от коллег.

Гособвинение в конце заседания ходатайствовало об исключении из допросов 12 свидетелей. Причиной была названа «малоинформативность» их показаний. По мнению сотрудников «Общественного вердикта», причина этого шага в другом. Большая часть свидетелей со стороны обвинения, действительно, мало что может вспомнить - прошло четыре года. Кроме того, отдельные свидетели дают показания, которые не вписываются в позицию обвинения, а скорее свидетельствуют в пользу невиновности Руслана Рахаева. Соответственно обвинение решило убрать ненадежных свидетелей, а оставить в первую очередь тех, которые скажут то, что нужно обвинению. Оставшиеся свидетели обвинения - это в первую очередь шестеро полицейских которые задержали Джанкезова, ночь держали того в опорном пункте полиции, а после того, как задержанный скончался, согласованно дали показания на Рахаева.

 

Получить код страницы Версия для печати