русский | english
Политика конфиденциальности

На процессе по делу Рахаева судья разрешил всем делать письменные и аудиозаписи и предложил потерпевшим обратиться в «Общественный вердикт»

06 июля 2015, 17:52

В эту пятницу в Черкесском городском суде на процессе по делу капитана полиции Руслана Рахаева начался допрос потерпевших. 26 июня заседание не состоялось, как сообщило гособвинение, у потерпевших подскочило давление. Тогда потерпевшие пришли к суду, но в зал заседаний подниматься не стали. Медицинских документов, подтверждающих недомогание, суду предоставлено не было

Пятничное заседание началось с того, что адвокат «Общественного вердикта» Евгений Кузюр заявил возражения на действия судьи и попросил приобщить возражения к протоколу. В своем выступлении адвокат, сославшись на УПК РФ, решения пленума Верховного суда, Конституцию и постановления ЕСПЧ, заявил, что запрет на ведение записей слушателями незаконен.  Ранее «Общественный вердикт» обратился в Квалификационную коллегию судей КЧР с жалобой на действия судьи, который запретил представителям СМИ и общественности делать письменные записи и вырвал страницы из блокнота сотрудника «Общественного вердикта.

Гособвинитель, выступая на процессе, заявил, что запрет не нарушает прав подсудимого, просил замечания адвоката Кузюра к протоколу не приобщать, а адвокат потерпевших заявил, что потерпевшая против освещения процесса в СМИ. Потерпевшая так и сказала: «Я не хочу, чтобы они ничего писали, ни хорошего не плохого!» По мнению потерпевшей, СМИ освещают процесс необъективно. Адвокат Кузюр на это сказал, что есть закон и для обеспечения принципа гласности судопроизводства, желания или не желания любой из сторон не требуется.

Судья возражения адвоката «Общественного вердикта» к протоколу заседания приобщил, при этом, сначала сказал, что он вырвал конспекты, которые вел «некий Новиков из некоего общественного фонда, который не предъявил удостоверения», потому, что тот сам предложил, а затем, спросил адвоката: «Кто вырвал? Вы не могли этого видеть...».

Подсудимый Рахаев, который с самого начала процесса, выступает за присутствие на суде СМИ и представителей общественности, спросил судью: «Так можно вести письменные и аудиозаписи?» Судья ответил: «Да, можно, но пусть пишут объективно».

Когда обвинение потребовало представиться представителя «Общественного вердикта», который присутствовал на заседании, судья это требования поддержал. Сотрудник фонда, отвечая на вопрос судьи, чем занимается фонд, сообщил, что «Общественный вердикт» оказывает правовую помощь гражданам, пострадавшим от незаконных действий правоохранительных органов. «Вот, - обратился судья к потерпевшим, - обратитесь в «Общественный вердикт, там вам окажут помощь». Напомним, что «Общественный вердикт» добивается не только полного оправдания Руслана Рахаева, который непричастен к преступлению, в котором его обвиняют. Задача фонда -добиться привлечения к ответственности настоящих преступников, чьи действия и привели к гибели в 2011 году задержанного Дахира Джанкезова.

Во время допроса сын погибшего Джанкёзова сообщил, что ему известно, что его отца избивал именно Рахаев. Известно это ему стало со слов другого потерпевшего - Джадтоева. Как Джадтоев это мог видеть, находясь в соседнем кабинете, сын погибшего объяснить не смог, также как и не смог описать сам механизм преступления. Потерпевший сообщил сначала, что Джанкёзова завели в кабинет к Рахаеву уже умирающим. Потом заявил, что ничего не помнит. Вопросы потерпевшему задавал судья.

Во время допроса вдова погибшего постоянно подсказывала ответы, дававшему показания потерпевшему. Судья сделал женщине несколько замечаний, а когда это не подействовало, удалил из зала.

Следующее заседание состоится в Черкесском горсуде в пятницу 10 июля в 10.00.

 

Получить код страницы Версия для печати