русский | english
Как можно помочь Фонду?

Защита рассказала о противоречиях в показаниях ключевого свидетеля по делу Рахаева

18 мая 2016, 15:51

О своем несогласии с показаниями полицейского Артура Байкулова заявили адвокаты бывшего замначальника Черкесского ОВД Руслана Рахаева, дело которого рассматривает Черкесский городской суд. По словам адвокатов, оценка показаниям свидетеля будет дана в ходе представления доказательств невиновности Рахаева.

"Кавказский узел" сообщал, что 8 июля 2013 года суд приговорил Рахаева к 13 годам лишения свободы, признав его виновным в превышении полномочий и умышленном причинении задержанному Дахиру Джанкезову тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть. Верховный суд Карачаево-Черкесии отменил приговор и вернул дело в суд первой инстанции. Обвинение против Рахаева строится на показаниях оперативных работников ГОВД Черкесска.

По версии следствия, 7 октября 2011 года Руслан Рахаев при попытке получить признательные показания от Джанкезова избил его, в результате чего мужчина скончался. Защита уверена, что Джанкезов был избит до того, как попал в кабинет к Рахаеву, а обвинение сфальсифицировано. Потерпевшим по делу проходил также Хаджи Джатдоев, заявивший на суде, что его тоже избил Рахаев.

"Руководству отдела докладывалось о каждом шаге оперативников"

На заседаниях суда 12 и 13 мая был допрошен один из основных свидетелей обвинения Артур Байкулов, один из четырех оперативников, проводивших задержание Дахира Джанкезова, сообщает корреспондент "Кавказского узла".

Свидетель Артур Байкулов сообщил суду об обстоятельствах задержания Джанкезова. По его словам, он лично "занимался оперативной разработкой Джанкезова, который подозревался в кражах". От информаторов поступило сообщение "о сбыте подозреваемым батареи центрального отопления", заявил суду свидетель.

Однако, как утверждает Байкулов, "поймать с поличным подозреваемого не удавалось". При этом в раскрытии краж, со слов свидетеля, "было заинтересовано руководстве МВД по республике". Сам министр МВД республики, по словам свидетеля, "поторапливал руководство ОВД". "Нам в помощь были предоставлены двое участковых (Тазартуков и Каппушев, - прим. «Кавказского узла»)", - отметил свидетель.

Подсудимый Рахаев и его защита в ходе предыдущего судебного заседания заявили о том, что никакого официального распоряжения о задержании Джанкезова не было, что все это было частной инициативой оперативников и участковых.

"Джанкезова решили задержать за административное правонарушение"

На вопрос прокурора, докладывали ли оперативники о своих действиях руководству отдела, свидетель Байкулов ответил, что "руководству отдела докладывалось о каждом шаге".

О своих действиях оперативники, по словам Байкулова, в том числе докладывали начальнику отдела уголовного розыска Руслану Рахаеву. "Так как поймать Джанкезова с поличным не удавалось, было решено задержать его по административному правонарушению, например, за появление в общественном месте в нетрезвом состоянии", - также заявил суду свидетель.

Такое указание, по словам Байкулова, дал оперативникам начальник отдела уголовного розыска Рахаев. Джанкезов, по словам свидетеля, был задержан "ближе к полуночи 6 октября 2011 года в сильной степени опьянения".

На вопрос прокурора, были ли при задержании у Джанкезова телесные повреждения, Байкулов ответил, что у него был синяк под глазом.

Врач наркологического диспансера, проводивший освидетельствование Джанкезова, в своих показаниях отмечала, что Джанкезов при задержании "был в средней степени опьянения и что у него не было никаких телесных повреждений".

"Начальник угрозыска знал о задержании Джанкезова"

Джанкезова после освидетельствования отвезли в опорный пункт полиции, также рассказал суду свидетель. Так как задержанный "не мог внятно отвечать на вопросы, ему была предоставлена возможность выспаться в одной из комнат", сказал Артур Байкулов.

"Мы решили утром отвести его в суд, полагая, что потом (после административного ареста Джанкезова), у нас будет достаточно времени для его допроса", - рассказал свидетель.

По словам свидетеля, во время нахождения Джанкезова в опорном пункте "никто к нему физическую силу не применял". На вопрос прокурора, докладывали ли руководству о задержании Джанкезова, свидетель ответил, что "начальник угрозыска был в курсе". "Мы с ним созванивались постоянно", - заявил свидетель.

"Рахаев схватил Джанкезова за воротник и притянул к себе"

Артур Байкулов также сказал суду, что начальник угрозыска Рахаев велел привести к нему Джанкезова "независимо от того, какое решение будет принято судом". "Когда мы поднялись на третий этаж, Рахаев стоял в конце коридора, у дверей своего кабинета. На нем была медицинская маска", - рассказал свидетель.

Прокурор спросил свидетеля о том, почему на Рахаеве была медицинская маска. "Могу предположить. Он думал, что Джанкезов может быть заразен, так как стоял на учете в туберкулезном диспансере", - заявил свидетель.

Далее свидетель рассказал, что "Джанкезова завели к Рахаеву, а Джатдоева в соседний кабинет". Артур Байкулов утверждает, что он видел, как Рахаев "схватил Джанкезова за воротник и притянул к себе".

"После этого задержанный упал, так все еще был очень пьяным. Не помню, спиной он упал или боком. Эти моменты не запоминаются", - сказал свидетель.

"Нам не разрешили вызвать врачей в ОВД"

По утверждению Артура Байкулова, после этого Рахаев попросил его выйти из кабинета. Свидетель, по его словам, пошел в кабинет, где находился Джатдоев и другие оперативники.

"В какой-то момент в кабинете появился Рахаев, спросил про Джатдоева - «этот второй [задержанный]?». Затем он поднял задержанного и кинул через бедро. Потом еще раз зашел и ударил его по ушам. Джатдоев был напуган. Я его завел в 47 кабинет и сказал закрыть дверь на замок", - сказал свидетель.

Артур Байкулов сообщил суду, что затем он зашел в кабинет к Рахаеву. Джанкезов в этот момент "лежал на полу на правом боку, с наклоном на спину", рассказал свидетель.

"Он [Рахаев] прыгнул на него (на Джанкезова). Я не могу сказать, с какой высоты был прыжок. Удар пришелся на левую часть груди. На левый бок, на сторону сердца", - сказал свидетель. "Мы услышали стон. Я попросил Мурата (Биджиева) вызвать скорую. Скорую он (Рахаев) нам не давал вызвать", - добавил свидетель.

По его утверждению, скорая "приехала через 10-15 минут", но "Джанкезов уже был мертв". Затем свидетель рассказал суду, после случившегося Рахаев выдвинул версию, что "убегавший Джанкезов упал с лестницы, скатился и сломал себе ребра".

"Понятые при задержании Джанкезова не присутствовали"

В свою очередь сам Руслан Рахаев заявил о своем полном несогласии с показаниями свидетеля. Показания свидетеля не соответствуют действительности, сказал суду подсудимый.

При этом на большинство уточняющих вопросов свидетель в ходе заседания отвечал "не помню". Адвокат Общественного вердикта Петр Заикин, представляющий интересы Руслана Рахаева поинтересовался у свидетеля, были ли привлечены понятые при задержании Джанкезова. Свидетель ответил отрицательно.

Адвокат сослался на показания свидетеля Каппушева, который показал, что в момент задержания у Джанкезова не было никаких телесных повреждений. «Значит, я был внимательнее», - сказал Артур Байкулов.

Адвокат также спросил, чем свидетель может объяснить, что оперативный дежурный Роман Шалашов при доставлении Джанкезова в ОВД, внес в протокол задержания информацию о "нескольких видимых повреждениях и следах засохшей крови". "Этот вопрос задайте ему", - ответил свидетель.

Адвокат спросил у свидетеля, почему после задержания Джанкезов не был доставлен в отдел полиции, а был отвезен в опорный пункт. "Он уснул", - ответил свидетель.

"Суд не мог рассмотреть дело в отношении пьяного человека"

Свидетель также не смог ответить на вопрос, в чем заключалась необходимость вести задержанного в опорный пункт полиции. Не смог он прояснить, откуда к утру на лице у задержанного появились телесные повреждения.

В связи с тем, что свидетель настаивал, что утром Джанкезов все еще оставался сильно пьяным, адвокат обратил внимание на то, что мировой суд не имел права рассматривать дело.

"Вы хотите сказать, что мировой суд рассматривал дело в отношении человека, который находился в состоянии алкогольного опьянения? Суд не может рассматривать дело в отношении человека, который пьян, так как в этом случае нарушается принцип самозащиты", - сказал адвокат.

Далее адвокат спросил свидетеля об обстоятельствах "прыжка Рахаева на грудь Джанкезова". Но свидетель ответил, что не помнит деталей. Свидетелю также напомнили, что анализ детализации звонков с мобильного телефона показал, что он "в течение двух часов и более не находился в опорном пункте". Утверждать, что к Джанкезову не применялась физическая сила, свидетель не может, считают адвокаты.

Защита указала, что согласно этой же детализации на телефон Рахаева не поступали звонки, которые бы подтвердили, что свидетель либо кто-то иной созванивался с Рахаевым и согласовывал какие-либо действия по задержанию Джанкезова. Байкулов ответил, что "эти звонки осуществлял сотрудник ОВД Биджиев".

Отвечая на вопрос прокурора, свидетель также рассказал, что "Джанкезов пошел сам в мировой суд, помощь ему не оказывалась".

В апреле 2015 года фонд "Общественный вердикт", защищающий интересы Рахаева, подверг действия следствия по его делу резкой критике. Следствие за два года не сделало ничего, чтобы установить, кем на самом деле был избит задержанный Джанкезов, считают в фонде.

"В показаниях свидетеля есть существенные противоречия"

По ходатайству защиты в ходе заседания суда были оглашены все семь протоколов показаний Байкулова, данных им в ходе предварительного следствия. Защита обратила внимание на имеющиеся противоречия в этих показаниях.

На вопрос адвоката, почему свидетель в ходе первых допросов не рассказывал о "прыжке Рахаева на грудь Джанкезова", Байкулов ответил, что он "был растерян и взволнован".

"Байкулов был последним из шести полицейских, осуществлявших задержание Джанкезова и допрошенных в суде. Это те полицейские, которые задержали Джанкезова, продержали в опорном пункте и через десять часов доставили в ОМВД избитым и окровавленным", - прокомментировала итоги заседания для общественный защитник Рахаева Лидия Жабелова.

"Показания Байкулова в суде уже восьмые за неполные пять лет, в течение которых ведется расследование данного уголовного дела", - сказала корреспонденту "Кавказского узла" Лидия Жабелова.

По ее словам, сторона защиты не доверяет показаниям ключевого свидетеля по делу. "Но оценку показаниям Байкулова защита даст в ходе представления своих доказательств невиновности Рахаева", - подчеркнула Лидия Жабелова.

Следующие заседания по делу Рахаева планируется провести 19 и 20 мая, сообщает корреспондент "Кавказского узла".

 

 

Получить код страницы Версия для печати