русский | english
Как можно помочь Фонду?

Несколько экспертиз подтвердили невиновность капитана Рахаева, в ответ прокурор грозит обвинениями в подкупе экспертов

21 июня 2016, 14:58

Черкесск (Карачаево-Черкесская республика). В минувшие четверг и пятницу в Черкесском городском суде прошли заседания по уголовному делу в отношении бывшего руководителя уголовного розыска Черкесска Руслана Рахаева. Экс-полицейский обвиняется в превышении должностных полномочий и причинении тяжкого вреда здоровью задержанному Дахиру Джанкезову. Это уже второй судебный процесс по обвинению Рахаева. В 2013 году Рахаев был осужден на 13 лет колонии строгого режима, но приговор удалось обжаловать в Верховном суде КЧР, суд отменил приговор. Теперь бывшего полицейского снова судят. В ходе судебных заседаний были озвучены выводы нескольких экспертиз, которые подтверждают невиновность обвиняемого. Интересы Руслана Рахаева при поддержке фонда «Общественный вердикт» представляет адвокат Петр Заикин.

На прошедших судебных заседаниях продолжился допрос свидетелей защиты. Судья сообщил, что судебные приставы не смогли найти свидетелей по месту жительства, а соседи, якобы, отказались предоставлять какую-либо информацию об их местонахождении. Речь идет о знакомых погибшего Джанкезова, которые могли бы рассказать, как и кто из полицейских задерживал последнего.

Адвокат Рахаева попросил суд приобщить к материалам дела экспертное заключение, в котором проанализированы телесные повреждения, механизм образования травм грудной клетки погибшего Джанкезова.

Гособвинитель выступил против зачитывания экспертного заключения. По мнению прокурора, «заключение было получено вне рамок уголовного дела, стороной защиты и не может являться доказательством». В ответ адвокат Заикин сообщил суду, что такая позиция обвинения нарушает принципы состязательности сторон, а также не соответствует нормам ст. 58 и 80 УПК РФ. После чего адвокат процитировал решение Конституционного суда по аналогичному делу. Судья был вынужден приобщить экспертное заключение.

Зачитывая документ, адвокат обратил внимание суда на то, что согласно выводам специалиста, готовившего заключение, Джанкезов получил смертельные травмы за 4-6 часов до встречи с Рахаевым, а выводы последующей комиссионной экспертизы, проведенной по инициативе следствия - голословны. Адвокат сообщил, что специалисту задавался вопрос, возможно ли было так повредить грудную клетку Джанкезову, чтобы не повредить внутренние органы. Обвинение утверждает, что Руслан Рахаев прыгнул обеими ногами на грудь лежащего задержанного. Примечательно, что в 2011 году Рахаев весил 95 килограмм, а размер ноги у Рахаева - 41. Очевидно, что при тех действиях, о которых говорит обвинение, не повредить внутренние органы Джанкезова было невозможно.

В ответ на доводы адвоката судья усомнился в том, что у специалиста могут быть достоверные сведения о размере ноги и весе подсудимого. «Может ваши ноги выросли за четыре года?», - произнес судья Атаев. Подсудимый снял ботинок и продемонстрировал судье обувь с маркировкой 41 размера.

После этого Рахаев в очередной раз обратился к суду с просьбой выдавать ему копии протоколов судебных заседаний. В настоящий момент обвиняемый не получает копии протоколов в установленные законом сроки. Судья ответил, что суд просто не успевает готовить протоколы, так как очень сильно загружен и дело очень сложное.

В завершении первого дня судебных заседаний Гособвинитель заявил, что ему стали известны сведения о возможном подкупе эксперта. Примечательно, что речь идет именно об эксперте, чьи выводы разрушают версию обвинения о том, что Рахаев бил задержанного. Согласно выводам экспертизы, смертельные травмы потерпевшим получены за 4-6 часов до встречи с подсудимым. Это как раз тот период времени, когда Джанкезова всю ночь держали в опорном пункте полиции. Рахаева там не было, зато были полицейские, чьи согласованные показания впоследствии были положены в основу обвинения Рахаева.

Гособвинитель заявил, что ему стало известно, что 7 октября 2011 года Рахаев, якобы, ездил к эксперту Рашиду Чотчаеву (начальник бюро судебно-медицинской экспертизы КЧР) для того, чтобы дать взятку за необходимый результат экспертизы. Полицейские Тамов, Братов и Байкулов сообщили, что Рахаев привозил их к эксперту и требовал «скинуться» на взятку, таким образом, Рахаев, по соображениям прокурора, намеревался уйти от уголовной ответственности. Гособвинитель попросил суд обратиться в прокуратуру для проведения проверки своего предположения о том, что Рахаев подкупил эксперта (ст. 309 УК РФ), а эксперт Рашид Чотчаев подготовил заведомо ложное заключение экспертизы (ст. 307 УК РФ).

Адвокат подсудимого заявил, что ходатайство прокурора противоречит решению Верховного суда РФ, также Заикин сообщил, что если то, что говорит прокурор правда, то тогда уголовное дело по обвинению Руслана Рахаева надо возвращать в прокуратуру. Суд будет поставлен в «неудобное положение», ведь ходатайство прокурора поставит под сомнение и все последующие экспертизы, в основу которых была положена экспертиза начальника бюро судебно-медицинской экспертизы КЧР. Решение по делу суду придется выносить только на основании показаний полицейских, задержавших Джанкезова. Тем не менее, ходатайство прокурора суд удовлетворил.

В пятницу суд допросил первого руководителя следственной группы, которая расследовала обстоятельства гибели Джанкезова. Следователь Голубничий подтвердил, что, действительно, понятой с такой же фамилией его двоюродный брат. Понятой Голубничий участвовал в четырнадцати следственных действиях при расследовании гибели Джанкезова. Данное обстоятельство прямо противоречит статье 60 УПК РФ. Свидетель сообщил, что по прошествии времени не помнит всех обстоятельств расследования дела, а участие брата в следственных действиях пояснить не может.

Далее в судебном заседании был допрошен руководитель отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по КЧР Аслан Шураев. Шураев занимался новым расследованием уголовного дела в отношении Рахаева после того, как Верховный суд республики отменил ему приговор.

Защитник Рахаева спросил свидетеля, почему его не смутило участие в следственных действиях родственника руководителя следственной группы. Шураев ответил, что не изучал и не оценивал степень родства участников расследования.

В ходе допроса защита попыталась выяснить почему, не смотря на результаты экспертиз, вероятность сговора оперативников, следствие даже не рассматривало иные версии гибели Дахира Джанкезова, кроме как версию о виновности Руслана Рахаева. Следователь Шураев ответил, что руководствовался при расследовании «законом, совестью и собственными соображениями».

Следующие заседания по уголовному делу назначены на 23 и 24 июня.

О кампании давления на некоммерческие организации и Фонд «Общественный вердикт».

 

Получить код страницы Версия для печати