русский | english
Политика конфиденциальности

На 7 миллионов рублей российские власти оштрафовали НКО по закону об «иностранных агентах» в 2017 году

11 июля 2018, 19:44

«Общественный вердикт» проанализировал статистику по «иностранным агентам» из отчета Судебного департамента Верховного Суда за прошлый год. НКО и их руководители были оштрафованы на сумму в 7 150 000 рублей. Это сумма штрафов по вступившим в силу постановлениям российских судов за 2017 год.

В 2017 году суды рассмотрели 45 дел в отношении НКО и их руководителей. При этом НКО были наказаны 31 раз. Два дела было возвращено для устранения недостатков, а девять прекращено. В этом случае организации были освобождены от ответственности. Самым распространенным наказанием стал штраф - в 30 случаях. И лишь один раз суд ограничился предупреждением.

«Информация за прошлые годы не доступна, так как суммы штрафов скрыты в статье «иные правонарушения», - комментирует статистику ВС РФ руководитель юридической практики «Общественный вердикт» по основным свободам Елена Першакова.

В июне Европейский суд по правам человека коммуницировал второй пакет жалоб российских НКО в связи с применением властями закона об «иностранных агентах». Жалоба была объединена с жалобами 14-ти других НКО и называется «Левада-центр и другие против России». В ней «Общественный вердикт» представляет пять заявителей. Среди них Информационно-аналитический центр «Сова» (Москва), правозащитная организация «Человек и Закон» (Республика Марий Эл), Ассоциация медицинских работников (Самарская область) и ее руководитель, а также руководитель Общественной организации выпускников вузов (Краснодарский край).

В жалобе ЕСПЧ указываются факты нарушения свободы ассоциаций и свободы слова, так как закон об «иноагентах» является дискриминационным. Ограничения, налагаемые государством на НКО, применяются для давления на независимые гражданские организации.

В рамках коммуникации Европейский суд задал российскому правительству порядка двадцати вопросов. Суд спрашивает, корректно ли определение «иностранный агент» и «политическая деятельности», которое применяется в законе и судами? Учитывали власти, принимая закон, негативный смысл термина «иностранный агент» и является ли он необходимым в демократическом обществе ограничивать получение НКО иностранного финансирования? Понимают ли власти последствия такого ограничения с точки зрения альтернативности выбора финансирования? Пропорционально ли суды назначают штрафы организациям, учитывают ли их финансовое положение, понимают ли последствия таких решений для организации?

 

 

Получить код страницы Версия для печати