русский | english

Суд отказался признать незаконным бездействие следствия по жалобе на пытки подозреваемого в терроризме жителя Ярославля

22 июля 2020, 21:02

В ноябре 2019 года 29-летнего Артура Кадиева и еще троих человек ярославский суд признал виновными в терроризме. Молодые люди переписывались в одном общем чате в Telegram и, по версии ФСБ, планировали в июне 2018 года взорвать шиитскую святыню в Дагестане, а затем уехать в Сирию.

Кадиева задержали в мае 2018 года у подъезда его дома, после этого сотрудники УФСБ по Ярославской области ворвались с обыском в квартиру. «Меня, дочь, сноху с четырехмесячным ребенком закрыли в комнате и не давали нам оттуда выйти, связаться с адвокатом», - вспоминает мать осужденного. Затем, по ее словам, надев на голову сына мешок, Кадиева увезли в неизвестном направлении. Только через четыре месяца отец подозреваемого смог попасть на прием к следователю, где он увидел сына - избитого и грязного. Через адвоката Артур сообщил, что его били, пытали током, угрожали задержать и так же мучить его жену. Не выдержав пыток, Кадиев дал нужные следствию показания.

Впоследствии в возбуждении уголовного дела было отказано. При поддержке "Общественного вердикта", куда обратились за помощью родные Кадиева, адвокат Константин Маркин обжаловал в Ярославском гарнизонном военном суде отказ в возбуждении уголовного дела в отношении восьмерых сотрудников УФСБ по Ярославской области. Основанием для обжалования стало то, что не была проведена эффективная проверка по заявлению о пытках, не производился сбор доказательств, у Артура Кадиева не выявлялись следы воздействия током и вообще его не осматривали на наличие травм.

«Постановление об отказе уголовного дела вынесено в соответствии с действующим законодательством, поскольку: нормы, регулирующие порядок рассмотрения сообщения о совершенном преступлении, соблюдены; решение принято уполномоченным должностным лицом при наличии к тому законных оснований; при вынесении названного постановления требования статьи 148 УПК РФ соблюдены», - так суд объяснил, почему отказ в возбуждении дела о пытках он считает законным.

Наша позиция по поводу принудительного включения в реестр «иностранных агентов».

 

Получить код страницы Версия для печати