русский | english

Госдума приняла закон о приоритете Конституции РФ над нормами международного права

29 октября 2020, 11:26

Идея приоритета национального права над международным в нашей стране не новая. 15 декабря 2015 года вступил в силу закон, наделяющий Конституционный суд России полномочиями принимать решения об исполнении или неисполнении постановлений международных инстанций по правам человека. В первую очередь, как мы все понимаем, этот закон касается исполнения постановлений ЕСПЧ. Пока что он применялся два раза - в деле Юкоса и в деле Анчугова и Гладкова, когда Конституционный суд решил, что эти постановления не могут быть исполнены в России, так как они противоречат Конституции РФ.

На этот раз внесены изменения в статью 7 закона «О безопасности». Новая норма гласит, что решения международных органов, которые приняты на основании договоров, ратифицированных Россией, не могут исполняться, если они противоречат Конституции РФ. То есть речь идет о неисполнении любого решения любого межгосударственного органа, который уполномочен принимать решения в рамках международного договора России.

Ранее «Общественный вердикт» уже делал анализ положения о приоритете национального права над международным в части исполнения постановлений ЕСПЧ.

И хоть новый закон и касается любых международных договоров, а не только тех, которые касаются прав человека, ясно одно: неисполнение решений межгосударственного органа, членом которого является Россия, противоречит ряду принципов международного права. То есть круг решений международных органов, которые Россия может отказаться исполнять расширился.

«Тем не менее, такой подход к избирательному исполнению решений межгосударственных органов неприемлем. Подписав и ратифицировав международный договор без всяких оговорок, Россия согласилась добросовестно исполнять его нормы, а также признала ipso facto (в силу самого факта) и без специального соглашения компетенцию органа, полномочного в рамках этого договоров принимать решения. Эта норма также не умаляет роль ЕСПЧ как эффективного органа по защите нарушенных прав человека в России», - подчёркивает юрист-аналитик «Общественного вердикта» Ани Агагюлян.

Наша позиция по поводу принудительного включения в реестр "иноагентов".

 

Получить код страницы Версия для печати