русский | english

Суд допросил полицейских, обвиняемых в пытках жительницы Усолья-Сибирского. «Мы с ней просто проводили беседу», - заверили обвиняемые

14 мая 2021, 07:42

Процесс по резонансному делу о пытках домохозяйки из Иркутской области Марины Рузаевой подходит к концу. С большим трудом правозащитникам из организации «Сибирь без пыток» и «Общественному вердикту» удалось добиться расследования этого преступления правоохранителей. В 2020 году дело поступило в Усольский городской суд. И на этой неделе наконец допросили самих подсудимых.
Обвинение, напомним, предъявлено трем сотрудникам отдела полиции «Усольский» - Денису Самойлову, Александру Корбуту и Станиславу Гольченко. Следствие установило, что полицейские в целях быстрого раскрытия преступления применили к Рузаевой насилие, требуя информации о преступлении, произошедшем в соседнем доме. Рузаевой полицейские надели на голову пластиковый пакет, пристегнули наручниками к лавке и стали избивать руками, также били электрошокером. Пытки продолжались несколько часов. Муж Марины Павел Глущенко, который несколько раз приезжал в отдел в поисках жены, уезжал ни с чем: его заверяли, что Марину уже допросили, и она ушла.
Все трое полицейских вину не признают. Во время допроса Самойлов заверил, что они с Рузаевой просто беседовали. «Да, обычный разговор без намеков на давление был, - говорит Гольченко. - Разговор был из разряда, как дела, чем занимаешься, таких-то знаешь... Минут 30 с ней разговаривали. Потом эксперта ждали. Я даже предлагал домой ее отвезти, но она сама не захотела ехать, решила с нами остаться».
Обвиняемые в один голос заверяют, что на тот момент, когда Рузаеву доставили в отдел, убийство уже было раскрыто, а значит и причин выбивать показания у них не было. По словам подсудимых, Марине они хотели только лишь показать фотографии подозреваемых. На вопрос защитника потерпевшей Святослава Хроменкова, который работает при поддержке «Общественного вердикта», зачем Марину нужно было везти в отдел, когда можно было показать фото с телефона прямо дома у Рузаевой, подсудимые ничего внятного ответить не смогли.
На вопрос потерпевшей, откуда у нее появились травмы, Корбут ответил: «А это у вас надо спросить». Он предполагает, что это могло быть и насилие в семье. Версию о том, что Марину избил муж, сторона защиты подсудимых как мантру повторяет с самого начала процесса. В «ВКонтакте» даже сделали группу, где сторонники подсудимых полицейских на разные лады рассказывают, как неправильно живут супруги Марина и Павел. Защитники полицейских даже привели на одно из заседаний соседей снизу, которые рассказали суду, как преступно шумят дети Рузаевой, а она сама громко ходит по полу. Соседи признались, что давно следят за Рузаевой и ее мужем.
По мнению Корбута, в том, что он с коллегами оказался на скамье подсудимых, виноваты правозащитники. По его словам, «им [Марине Рузаевой] помогают общественные организации [видимо имеется ввиду «Общественный вердикт» и «Сибирь без пыток]», эти организации «подключаются, когда люди начинают жаловаться» и «идет подрыв всей правоохранительной системы в стране» и «в принципе у них это получается неплохо». Корбут даже разгадал принцип работы правозащитников, чем тут же поделился с участниками процесса: «Нападение лучше, чем защита. Это у правозащитников на потоке стоит».
Следующее заседание назначено на 18 мая. После этого будет объявлена дата судебных прений.
Подробнее о том, как работает «Общественный вердикт», чьи права защищает, наша позиция по поводу принудительного включения в реестр «иностранных агентов» 

Получить код страницы Версия для печати