русский | english

Пережившая пытки в полиции Марина Рузаева попросила о госзащите для себя и своей семьи

06 июля 2021, 12:59

После оглашения приговора один из подсудимых полицейских высказал в адрес мужа потерпевшей угрозы
Марина Рузаева обратилась в Усольский горсуд с ходатайством о применении мер безопасности. Она считает, что ей, ее мужу и несовершеннолетним детям угрожает физическая опасность.

30 июня суд вынес обвинительный приговор по делу о пытках Рузаевой и признал полицейских Дениса Самойлова, Александра Корбута и Станислава Гольченко виновными. В 2016 году сотрудники в течение нескольких часов избивали и пытали Марину электрошокером. Суд приговорил Самойлова к четырем годам лишения свободы в колонии общего режима, а Корбут и Гольченко получили по три с половиной года.
«Ходи теперь и оглядывайся!» - крикнул после оглашения приговора Станислав Гольченко мужу Рузаевой Павлу Глущенко. После этого слушатель со стороны подсудимых, а затем и адвокат Шелковников - защитник Гольченко - с силой ударили плечом Глущенко в присутствии гособвинителя, секретаря суда и представителей «Общественного вердикта».

«Данную угрозу я считаю реальной, так как ранее во время проведения предварительного и судебного следствия по уголовному делу неоднократно совершались акты давления на меня и свидетелей обвинения», - указывает в ходатайстве Рузаева. Вот они:

1. В начале лета 2016 года исчез свидетель обвинения Рагимов, который видел Марину Рузаеву заплаканной в отделе полиции после того, как ее избили, и дал об этом показания следствию. Но впоследствии ни правоохранительным органам, ни суду не удалось повторно допросить Рагимова или установить его местонахождение.
2. В октябре 2019 года у Павла Глущенко неизвестные разбили машину.

3. В феврале 2020 года неизвестные сожгли баню, принадлежавшую семье Марины Рузаевой. По факту поджога было возбуждено уголовное дело.
4. В апреле 2021 года после того, как сестра и мама Марины Рузаевой дали показания в суде, у них сгорел дом.
Фото: Ксения Гагай // «Общественный вердикт»

Подробнее о том, как работает «Общественный вердикт», чьи права защищает, наша позиция по поводу принудительного включения в реестр «иностранных агентов».

 

Получить код страницы Версия для печати