русский | english
Политика конфиденциальности

Дмитрий Медведев уволил заместителя министра юстиции

16 марта 2010, 14:10

Президент России Дмитрий Медведев своим указом освободил от должности заместителя министра юстиции Юрия Калинина. До августа 2009 года он возглавлял Федеральную службу исполнения наказаний (ФСИН). Напомним, что после череды скандалов, самым громким среди которых была смерть в СИЗО юриста Сергея Магнитского, служба подверглась серьезным кадровым чисткам.


Юрий Калинин руководил пенитенциарной системой страны с 1992 года до 4 августа 2009 года. Тогда Юрий Калинин перешел на работу в министерство юстиции, став куратором пенитенциарной системы. Он уже работал в Минюсте РФ в период с 1998 года по 2004 год.

Одной из идей Калинина как руководителя ФСИН было снабжение всех категорий осужденных электронными браслетами системы ГЛОНАСС. Таким образом предполагалось значительно снизить влияние человеческого фактора при побеге заключенных. Также Калинина упоминали в числе авторов якобы введенной в ряде российских тюрем системы вступления заключенных в "Секции дисциплины и порядка". Присоединение к данной организации, по мнению правозащитников, позволяло получить привилегии и полномочия, а также "право на насилие". Данная информация была предоставлена правозащитником Львом Пономаревым одному из информационных агентств. Юрий Калинин подал иск о защите чести и достоинства в суд, заверяя, что данные факты не соответствуют действительности. Дело было им выиграно.

Увольнение Калинина стало продолжением череды отставок в руководстве ФСИН. Деятельность службы оказалась в центре внимания общественности после смерти в СИЗО 16 ноября 2009 года юриста Сергея Магнитского. "Потрясшая всех" смерть обсуждалась на заседании совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, где председателем совета Эллой Памфиловой была приведена крылатая фраза: "скоропостижная смерть в СИЗО — это профессиональное заболевание российских предпринимателей". Президент России Дмитрий Медведев дал распоряжения Генпрокурору России Юрию Чайке и министру юстиции Александру Коновалову разобраться в ситуации, а через две недели уволил 20 высших руководителей ФСИН.24 ноября по поручению Дмитрия Медведева Генпрокуратура начала проверку обстоятельств смерти в СИЗО юриста Сергея Магнитского, а СКП РФ по факту его гибели возбудил уголовное дело. Столь неожиданный поворот в этом деле делает необходимым перевод на русский.

Управляющий партнер аудиторской компании Firestone Duncan 37-летний Сергей Магнитский обвинялся в содействии в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере Уильяму Браудеру, главе инвестиционного фонда Hermitage Capital, и был арестован 24 ноября 2008 года по ходатайству следственного комитета при МВД, который вел дело. Следователи решили, что обвиняемый намеревается скрыться из России и должен быть арестован, а суд с ними согласился. Коллеги Магнитского настаивают, что арест последовал после того, как он дал свидетельские показания против ряда сотрудников МВД, изобличающие их в краже 5,4 млрд рублей из бюджета.

В СИЗО Магнитский, страдающий панкреонекрозом (опаснейшим заболеванием поджелудочной железы), постоянно испытывал проблемы со здоровьем и неоднократно жаловался администрации на невыносимые условия содержания и неоказание медицинской помощи. По словам его адвокатов, делалось это намеренно, чтобы заставить подследственного дать нужные показания, и поэтому его жалобы всякий раз оставались без внимания.

16 ноября Магнитский умер в больнице СИЗО "Матросская Тишина", куда он был доставлен из Бутырской тюрьмы с жалобами на острые боли в области живота. Причиной смерти официально названа острая сердечно-сосудистая недостаточность, хотя ранее юрист на проблемы с сердцем никогда не жаловался. На этом история могла бы и закончиться, однако за судьбой Магнитского пресса пусть и не очень активно, но следила, а фигурирующий в деле Hermitage Capital - один из крупнейших зарубежных инвестфондов на российском рынке.

Разгорелся крупный скандал, причем как за рубежом, так и в России. 23 ноября на встрече Медведева с правозащитниками о деле Магнитского заговорила председатель совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Элла Памфилова, заявившая, что "глубоко возмущена смертью юриста", который "погиб, еще не будучи признанным преступником, а только под следствием".

24 ноября президент поручил Генпрокуратуре и Минюсту разобраться в обстоятельствах происшедшего, и государственная машина начала стремительно разворачиваться в обратную сторону. СКП РФ, не дожидаясь результатов проверок, возбудил уголовное дело по статьям "неоказание помощи больному" и "халатность". СК МВД выразил родственникам умершего соболезнования, хотя не упустил случая подробно рассказать, какие преступные деяния, по мнению СК, совершил Магнитский. ФСИН признала, что отчасти виновата в смерти юриста.

Однако обольщаться насчет этого разворота и делать выводы, что теперь, после окрика Медведева, российские подследственные перестанут умирать в СИЗО, было бы слишком наивно. Это не сбой в системе, а просто один из режимов ее работы. Схемы воздействия силовиков на бизнес условно можно разделить на три вида (назовем их "-1", "0" и "+1"). При схеме "0", самой распространенной, правоохранительные органы работают на себя: любой бизнесмен или просто обеспеченный гражданин - это источник дохода, его можно арестовать, прессовать в СИЗО, оставлять без врачебной помощи. Можно даже посадить, хотя это совсем необязательно: обеспеченные люди обычно понятливы. Если же непонятливый вдруг умирает, проводится прокурорская проверка, выявляется сердечная недостаточность, ну, так получилось, бывает. По схеме "0" силовики действуют самостоятельно, без указаний от вышестоящих властей.

Схемы "-1" и "+1" задействуются уже по приказу свыше и применяются реже. "-1" подразумевает обязательную, во что бы то ни стало, посадку объекта, и никакие отступные или скандалы тут уже не помогут. По ней, например, проходит Михаил Ходорковский и другие юкосовцы. Там давление на участников дела обусловлено не личной заинтересованностью следователей, а государственной идеей. Причем инерция машины такова, что раз получив указание, она будет продолжать давить фигурантов уже сама по себе.

Схема "+1", напротив, предполагает усиленную борьбу с недостатками и перегибами на местах. Она тоже начинает действовать исключительно по приказу сверху. Главное ее отличие от схемы "-1" - в разовом характере. За смерть Магнитского, возможно, кто-то и ответит. После чего, икнув, система продолжит работать - до следующего окрика, вызванного очередным скандалом.

Алекчандр Куколевский, "Коммерсантъ"

Получить код страницы Версия для печати