русский | english
Политика конфиденциальности

Дело Эдуарда Ульмана

02 ноября 2004, 18:59

Дело закрыто

Фабула

11 мая 2004 г. Северо-Кавказским окружным военным судом с участием присяжных заседателей по названному уголовному делу вынесен оправдательный приговор.

В тот же день представителем потерпевшей Тубуровой адвокатом Тихомировой Л.А., и потерпевшим Сатабаевым И.А. в Военную коллегию Верховного суда Российской Федерации через Северо-Кавказский окружной военный суд принесены кассационные жалобы на приговор.

С учетом позиции государственных обвинителей в прениях сторон обвинение, предъявленное Ульману, Калаганскому, Воеводину и Перелевскому заключалось в следующем.

11 января 2002 г. в проведении совместной комплексной операции ОГВ (с) в районе н.п. Дай Шатойского района Чеченской Республики приняла участие разведывательная группа специального назначения (РГ СпН) № 513 войсковой части 87341 под командованием капитана Ульмана. В состав группы, в частности, входили подчиненные Ульману лейтенант Калаганский и прапорщик Воеводин.

Заместитель командира войсковой части 87341 майор Перелевский был назначен оперативным офицером (старшим оперативной группы войсковой части 87341 при руководителе операции).

Ульману командованием была поставлена задача блокировать дорогу, ведущую из н.п. Дай в юго-восточном направлении, останавливая и досматривая транспортные средства с целью не допустить ухода членов незаконных вооруженных формирований НВФ (предположительно одного из лидеров НВФ Хаттаба с 15 боевиками-арабами), которые могут использовать для передвижения автомобили марки ВАЗ, из зоны проведения спецоперации, с возложением на Ульмана функций представителя власти путем предоставления ему, как лицу, проводящему контртеррористическую операцию, полномочий по остановке и досмотру транспортных средств.

В 15 м часу Перелевский десантировался на горе Дайлам в районе н.п. Дай, где развертывался временный пункт управления операцией, а Ульман, Калаганский и Воеводин в составе РГ СпН № 513 высадились с вертолета в безлюдном месте рядом с восточной окраиной н.п. Дай и скрытно расположились в районе разрушенного здания фермы в 20-30 метрах от проезжей части проселочной автодороги «Шатой - Дай - Нохч-Келой».

После высадки Ульман сообщил Калаганскому и Воеводину о полученной задаче с предоставлением Калаганскому и Воеводину властных функций по отношению к любым гражданам, находящимся в зоне проведения операции.

Вопреки полученным Ульманом указаниям об остановке и досмотре проезжающих транспортных средств, меры для этого (путем создания на проезжей части искусственных преград из подручных средств, закладки на дороге подрывного заряда впереди движущейся машины либо стрельбы перед транспортным средством и т.д.) Ульманом заранее предприняты не были.

Около 15 часов на дороге в районе разрушенного здания фермы появился двигавшийся в сторону н.п. Нохч-Келой автомобиль УАЗ-3151 под управлением гражданина Тубурова X.T., в котором следовали граждане Аласханов С.А., Сатабаев А.А., Бахаев Ш.М., Джаватханова З.И. и Мусаев Д.И.

В связи с тем, что о появлении, указанного автомобиля наблюдатель доложил Ульману с запозданием, Ульман не успел вовремя подать водителю сигнал об остановке, и автомобиль стал удаляться в сторону н.п. Нохч-Келой.

Поскольку оснований для идентификации находившихся в машине людей как лиц, принадлежащих к НВФ, не имелось, в качестве крайней меры для остановки удалявшегося транспортного средства достаточным являлся обстрел ходовой части машины (колес или моторного отсека) без поражения находившихся в салоне людей, что позволяло расстояние 20-50 метров, на котором находилась автомашина от Ульмана и его подчиненных, наличие у них пристрелянного автоматического оружия и соответствующей стрелковой подготовки.

Однако Ульман, явно выходя за пределы предоставленных ему полномочий, желая избежать последующих нареканий командования в случае нахождения в данной машине боевиков, отдал подчиненным приказ открыть огонь из автоматического оружия по автомобилю для поражения находившихся в нем людей и первым начал стрелять в машину из закрепленного за ним автомата.

В результате ведения Ульманом огня на поражение по машине и использования им с этой же целью подчиненных военнослужащих РГ СпН № 513 гражданину Аласханову, находившемуся на переднем пассажирском сидении, была причинена смерть, а граждане Тубуров и Сатабаев были ранены, соответственно, в руку и в ногу.

После остановки обстрелянного автомобиля Тубуров, Сатабаев, Бахаев, Джаватханова и Мусаев покинули салон, выйдя с поднятыми руками навстречу Ульману и Калаганскому, не пытаясь оказать сопротивления и подчиняясь всем их требованиям.

После оказания раненным Тубурову и Сатабаеву первой медицинской помощи по распоряжению Ульмана пятерых задержанных отконвоировали в близлежащую ложбину, где те и были оставлены под охраной двоих военнослужащих из состава РГ СпН № 513.

Ульман и Калаганский убедились, что оружия и боеприпасов в машине не было, а признаков причастности находившихся в автомобиле граждан к НВФ не обнаружено.

В 16-м часу Ульман по средствам радиосвязи доложил Перелевскому о происшедшем.

Стремясь скрыть совершенные действия, Перелевский, явно выходя за пределы предоставленных ему полномочий, отдал Ульману по радиосвязи приказание уничтожить задержанных граждан, поместить их трупы в автомобиль и поджечь его.

Добиваясь выполнения своего распоряжения, Перелевский в процессе последующего радиообмена неоднократно требовал от Ульмана докладов о ходе выполнения поставленных задач об уничтожении захваченных лиц и о поджоге машины вместе с трупами, продолжая тем самым склонять Ульмана к лишению жизни пяти безоружных людей, а также к повреждению и уничтожению автомобиля УАЗ путем его поджога.

Действуя с ведома Перелевского и желая скрыть причинение смерти Аласханову, Ульман организовал лишение жизни пяти задержанных граждан, являвшихся очевидцами гибели Аласханова. Для этого Ульман, спланировал процесс причинения смерти пяти задержанным гражданам, договорился со своими подчиненными Калаганским и Воеводиным, назначив их исполнителями и поставив им задачу расстрелять из бесшумного оружия пятерых безоружных людей.

Калаганский и Воеводин, узнав от Ульмана о принятом решении лишить жизни задержанных граждан, явно выходя за пределы предоставленных им полномочий, руководствуясь субординацией и ложно понятым чувством товарищества, согласились с предложением Ульмана причинить смерть задержанным лицам путем их расстрела.

Около 17 часов по приказу Ульмана задержанных привели из ложбины ко входу в разрушенное здание, где по указанию Ульмана заняли позицию Калаганский и Воеводин.

Заявив приведенным Сатабаеву, Тубурову, Джаватхановой, Бахаеву и Мусаеву, что они могут ехать домой, Ульман велел им идти к стоявшему в 20 метрах автомобилю Тубурова. Когда пятеро задержанных повернулись спиной ко входу в здание и направились к своей машине, Ульман подал Калаганскому и Воеводину команду открыть огонь на поражение.

После этого Калаганский и Воеводин с дистанции в несколько метров открыли огонь из бесшумного автоматического оружия винтовки и автомата по задержанным гражданам, причинив смерть Сатабаеву, Бахаеву, Джаватхановой и Тубурову, которые лишились жизни от полученных ими огнестрельных ранений, а также Мусаеву, который, получив сквозное огнестрельное ранение в левое бедро с разрывом бедренных артерии и вены, скончался от вызванной этим потери крови через несколько минут.

После этого Ульман и Воеводин, чтобы быть уверенными в лишении жизни остальных, помимо Мусаева, людей, приказали своим подчиненным произвести повторные выстрелы в лежавшие на снегу между разрушенным зданием и дорогой трупы Джаватхановой, Бахаева, Тубурова и Сатабаева, что и было исполнено.

В ночь на 12 января по распоряжению Ульмана подчиненные ему военнослужащие погрузили трупы Аласханова, Джаватхановой, Тубурова, Бахаева и Сатабаева в салон автомобиля УАЗ.

Утром 12 января Ульман отдал Воеводину распоряжение поджечь автомашину, что последний и исполнил.

В результате вызванного пожара принадлежащий гражданину Тубурову автомобиль УАЗ-3151 стоимостью 48 000 рублей был сожжен, а погруженные в машину до ее поджога трупы граждан Аласханова, Джаватхановой, Тубурова, Бахаева и Сатабаева оказались повреждены и обезображены огнем.

Поскольку 12 января 2002 г. факт совершения вышеописанных деяний стал достоянием гласности, в результате действий Ульмана, Калаганского, Воеводина и Перелевского авторитету Вооруженных Сил РФ и федеральной власти в целом в глазах местного населения был нанесен вред.

Вышеизложенные действия подсудимых, с учетом частичного отказа от обвинения: в отношении Ульмана - в организации убийства, совершенного неоднократно; в отношении Ульмана и Перелевского - в организации (а у Перелевского, кроме того, - подстрекательстве и пособничестве) умышленного уничтожения чужого имущества, совершенного путем взрыва, государственные обвинители квалифицировали:

- Ульмана: по п. «е » ч. 2 ст. 105; ч. З ст. 33, п.п. «а», «в», «ж», «к» ч. 2 ст. 105; ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 167 УК РФ как убийство гражданина Аласханова общеопасным способом; организация убийства пяти лиц, заведомо находившихся в беспомощном состоянии, совершенного группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление; организация умышленного уничтожения чужого имущества, причинившего значительный ущерб и совершенного путем поджога;

- Калаганского: по п.п. «а», «в», «ж», «к» ч. 2 ст.105 УК РФ как убийство более двух лиц, заведомо находившихся в беспомощном состоянии, группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление;

- Воеводина: по п.п. «а», «в», «ж», «к» ч. 2 ст.105; ч. 2 ст.167 УК РФ как убийство более двух лиц, заведомо находившихся в беспомощном состоянии, группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление; умышленное уничтожение чужого имущества, причинившее значительный ущерб и совершенное путем поджога;

- Перелевского: по ч.ч. 3, 4 ст. 33, п.п. «а», «в», «ж», «к» ч. 2 ст.105; ч.ч. 3, 4, 5 ст.33, ч. 2 ст.167 УК РФ как организация и подстрекательство к убийству более двух лиц, заведомо находившихся в беспомощном состоянии, группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление; организация, подстрекательство и пособничество умышленному уничтожению чужого имущества, причинившему значительный ущерб и совершенному путем поджога.

Кроме того, все вышеуказанные действия Ульмана, Калаганского, Воеводина и Перелевского государственные обвинители дополнительно квалифицировали по п.п. «а», «б», «в» ч. З ст. 286 УК РФ как превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия и оружия, с причинением тяжких последствий.

Позиция стороны защиты заключалась в невиновности подсудимых, поскольку при нахождении в засаде в ходе проведения специальной операции Ульман имел право на открытие огня без предупреждения, а затем Ульман, Калаганский, Воеводин и Перелевский действовали во исполнение предоставленных им полномочий.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей - от 29 апреля 2004 года, которым подсудимые Ульман, Калаганский, Воеводин и Перелевский признаны невиновными по предъявленному им обвинению, установлены следующие обстоятельства отличные от изложенных стороной государственного обвинения.

Ульман открыл огонь по автомашине УАЗ, поскольку её водитель не подчинился требованию последнего остановиться и продолжил движение, несмотря на предупредительные выстрелы и, увеличив скорость, продолжил движение. Ульман, имел право при нахождении в засаде на открытие огня по движущемуся автотранспорту без предупреждения будучи уверенным, что в машине находятся боевики, поэтому и приказал своим подчиненным открыть огонь по автомобилю.

После того, как Ульман по средствам радиосвязи доложил Перелевскому о результатах засадных действий, Перелевский в свою очередь сообщил эту информацию, а также полученные от Ульмана сведения о личности захваченных граждан руководителю совместной комплексной операции.

В 17-м часу Перелевский, получив от руководителя совместной комплексной операции приказ уничтожить захваченных в обстрелянном автомобиле граждан и будучи обязанным, как оперативный офицер, довести этот обязательный для него приказ до сведения командира группы, передал его Ульману по средствам радиосвязи.

Получив через Перелевского от руководителя операции приказ об уничтожении захваченных граждан и сожжении автомобиля будучи обязанным беспрекословно исполнить этот обязательный для него приказ, Ульман в свою очередь приказал Калаганскому и Воеводину расстрелять захваченных граждан.

Калаганский и Воеводин расстреляли захваченных граждан будучи обязанными беспрекословно исполнить обязательные для них приказы об их уничтожении руководителя операции и Ульмана, а Воеводин, кроме того, сжег автомобиль.

Кроме того, после доклада руководителю операции о результатах обстрела автомобиля УАЗ-3151 № К 3788 РП Перелевский 11 января получил от руководителя операции приказ о.

При этом Ульман, Калаганский, Воеводин и Перелевский действовали в соответствии с предоставленными им служебными полномочиями, не выходя за их пределы.

На основании требований уголовно-процессуального закона об обязательности оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей суд постановил в отношении подсудимых Ульмана, Калаганского, Воеводина и Перелевского оправдательный приговор за отсутствием в их деянии состава вмененных им в вину преступлений.

При этом гражданские иски потерпевших к Министерству обороны РФ и Министерству финансов РФ оставлены без рассмотрения.

Получить код страницы Версия для печати